Придумываем, обсуждаем и заказываем будущее

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Творчество

Сообщений 31 страница 60 из 340

31

я тоже чуть не скатился ))

0

32

Свете:

* * *

Света - свет,
Восход, но в тучах.
Бог-ответ,
Чудесный случай.

Улыбкой мир ты осветишь.
Но ты во сне, сейчас ты спишь!

Проснись и наважденье прогони,
Проснись, и ощутят они,
Каким волшебством мир пронзен
Ты им откроешь: светел он!

Кристальный свет, струится пламя
И сотворен хотя не нами,
Но ощущаешь - он повсюду
Родная, ты откройся чуду!

И Силе разреши войти.
Ты - СВЕТА ЧАСТЬ
                       БОЛЬШОЙ СЕТИ!

* * *

Я в потоке слова радость,
Он в груди и в голове.
Солнца и весны там сад есть
Новый мир подарит мне!

Ты - звонок из ниоткуда,
Ты - печали звонкий смех.
Ты родишь собою чудо -
ТВ Бога без помех.

* * *

Ты словно смазана медом,
Запах тела - как нежный нектар.
И зовет, и зовет нас природа
В море неги и счастья пожар.

  * * *

Любовью сердце озарить
Как зрелый плод сорвать с небес
Тебя любить любить любить!
И ночь, и поцелуй, и секс...

Других здесь нет, но я и ты,
Миры собою создаём
Мы архитекторы любви ;)
Поставим в вечности свой дом.

Отредактировано Михаил Корсанов (11-03-2008 00:29:24)

0

33

здорово. :cool:
Kano, прости за невежество-"солдаты Мелькора"-это что(или кто) :disappointed: ?

Приснилась музыка вчера,
она взлетала и спускалась,
и то рыдала, то смеялась-
Так странна музыка была.

И был прозрачен каждый звук,
был так пронзителен и нежен,
был так отчаян, так мятежен-
и возвращался, сделав круг.

Мгновенье или вечность длилась-
не знаю. Улетела вдаль.
Как жаль, что это только снилось.
Уже забылось...Ах, как жаль..

Михаил Корсанов, есть предложение. Такой стихотворный марафон.Когда один начинает, следующий продолжает-и т.д. Иногда получается очень интересно-неожиданные повороты. Чтобы далеко не отходить от темы-можно основной сделать тему форума-"чего бы мне хотелось". Просто бесконечность желаний.  Можно на отдельной ветке, чтобы не путать эти и те. (Правда, с первой фразой напряги-может, кто-нибудь подкинет :jumping:
Если тема "не в тему"-без обид.

+1

34

лучше на отдельной ветке - в разделе Общие моменты о будущем. там будет неструктурированно, просто марафон идей и желаний в описании будущего. в стихах подсознание хорошо раскрывается - это правильная мысль :)

0

35

Ailany написал(а):

Kano, прости за невежество-"солдаты Мелькора"-это что(или кто)  ?

это..к толкиену обращайтесь - так просто не обьяснить"сильмариллион"

0

36

Однажды Мелькор переоделся Феанором и  изрядно  наломал  дров.  Потом
спрятался - и смотрит, что теперь будет. Видит - все бегают и кричат: "Все
Мелькор! Все он!" "Тьфу ты! - думает. - Чуть что, так сразу Мелькор!"
     Тогда он переоделся в Манвэ и устроил суд. И сказал, что  Мелькор  не
при чем, а Феанор во  всем  виноват.  Всем  неудобно  было  подрывать  его
авторитет, и они стали кричать: "Да, да, все Феанор, проклятый Феанор!"
     Тогда Феанор разозлился, переоделся Мелькором и погасил Свет - и  все
зарыдали. А Мелькор переоделся  Унголиантой  и  бросился  на  него.  Но  в
темноте все Мелькоры перепутались, и Унголианта съела сама себя.
     А Мудрые (рыдая) все спрашивали у Манвэ, что же им  теперь  писать  в
Книгах Знаний? Кто все это натворил? Тогда Манвэ махнул  рукой  и  сказал:
"Пишите пока "Мелькор", а там разберемся."
     С тех пор Мелькора прозвали Черный Враг Мира.

+1

37

Марш смертников

Сумрачний ветер рвется в небо
Сумрачный ветер будит костры
Воздух до боли пропитаний бредом
Теснится у моей груди
Кто будет мертвым, кто будет первым
Я или ты или кто-то из них
Сонце раскалившись, рубит по нервам
Вставай, нам надо идти
Припев
Левой, левой, четче шаг
Сдохни и пусть боги смеются
Где ты видел дорогу назад
Очнись, нам уже не вернуться
Левой, левой, жизнь дерьмо
Так зачем за неё цепляться
Выживут те, кому повезло
А нам остаётся лишь одно
Не здаваться!!!

Боги забыли о нашей судьбе
Счастья нет, но мы еще живы
Шаг вперед и это ответ
А позади наши могилы
Мы разучились смотреть назад
Поздно, все осталось вчера
Шаг вперед, и я вижу брат
Звезды в твоих глазах
Жилы стиснуты в узел
Каждому своя судьба
Помни, за зимой будет
Ночь, а потом снова зима
Эх жить бы, да времени мало
И даже умереть не успеть
Осталось лишь опустить забрало
Кровь за кровь, смерть за смерть!!!

Левой, левой, четче шаг
Сдохни и пусть боги смеются
Где ты видел дорогу назад
Очнись, нам уже не вернуться
Левой, левой, жизнь дерьмо
Так зачем за неё цепляться
Выживут те, кому повезло
А мы умеем лишь одно
Не здаваться!!!

0

38

> Счастья нет

может поискать-таки?

* * *

Теперь я знаю соврешенство
Во всей длине и ширине.
Как лучезарное кокетство
Оно явилось в душу мне!

Звенит, бушует и бытует
И в даль прекрасную зовет.
И жизнь мою в себе смакует,
И мысли в солнца мир берет.

Отредактировано Михаил Корсанов (12-03-2008 16:32:42)

+1

39

http://i046.radikal.ru/0803/53/6cca5737d156t.jpg
http://i010.radikal.ru/0801/c3/a8f7f8e43fd7t.jpg http://i012.radikal.ru/0801/b5/18b2e385dc51t.jpg

0

40

Фриму: прикольные ляли )

Так сделаю я это САМ!
и люди будут благодарны
Открою духа мощный кран
Как толстый красный кран пожарный.

И смыслом я наполню дни,
И будут ночи золотиться
И будет это мир любви
И духом будет все светиться.

0

41

Уважаемый Фрим! Мне очень понравились ваши рисунки!

      Свентана.

0

42

фрим - хорошо, сильно

0

43

Мне выдоха хватит на пол-оборота
И две полетевших струны.
На пол-оборота - взглянуть на кого-то
И выйти из этой страны.
И выйти из этого мира на волю,
Туда, где ни пальцев, ни струн,
Ни черного поля, ни белого поля,
Ни жадных мерцающих лун.
Кто скажет, зачем поднялась эта песня,
За кем улетела струна?
Нет песни чудесней, и знаешь - чудесней
Всего, что она не нужна.
Пустая работа до смертного пота
Тяни эту ноту, пока
Осталось дыханья на пол-оборота.
На пол-оборота колка.

0

44

Перемещенье пряжи
По деревянным прутьям.
Негромкое движенье колеса.
Ждут боги одеянья,
Стекают нитки судеб,
Одни - к земле, другие - в небеса.

Но даже если нитки
Сойдутся в узелок,
То ни на миг не остановится плетенье.
И лишь душа забьется птицей,
Попавшейся в силок,
Не понимая своего смятенья.

Загадка без разгадки,
Сомнение и страх.
Темны глаза, движения неловки.
Горячий сумрак памяти,
Разлука в трех шагах...
А колесо течет без остановки.

Уж нитка с узелками
Не держится в руках -
Бог, я хочу остаться в этой боли!
Но руки опустели,
А счет идет в веках,
И я уже не откажусь от роли.

О, счастье ровной пряжи
Без шрамов на боках,
Без злых колец и муки бесполезной...
Уходят наши нитки,
В узлах и узелках -
Становятся одеждою небесной.

0

45

для одного из здесь присутствующих:

То ли морду набить,
То ли душу терять,
То ль пропавший искать
Талисман на песке...
У зеленой воды,
Где болотная гладь,
Я к заветному месту
Приду умирать.
Не умру.
Не с кем мне умирать
И ни с кем!
А заветное место -
Полоска песка.
И черта прибоя темна. И бриз...
Здесь ушедшему нечего больше искать.
Здесь ему не скажут: "Проснись!"
Замолчит душа
И уйдет тоска.
Заметет следы
И проойдут века.
Ветер Западный -
Ты мой пропавший брат.
Ветер Западный -
Ты мой желанный гость.
Я ль не твой гребец, я ль не твой солдат?
Стынет в горле певчая кость.
Сотни лет на ветру -
Ужель не цена?
Только ветер не тот, не та сторона!
Так сказал мне кто-то,
Не знаю кто.
Я ушел искать,
Сам не знаю что.
И нашел печаль - драгоценный клад.
Я согласен с твоей ценой.
Возврати мне брат,
Талисман утрат
Или смилуйся надо мной.

Отредактировано Kano (12-03-2008 23:38:28)

0

46

Kano, классно.
Властелин Колец-а я -то вспоминала, урук-хай-это у Чингиз-хана,
что ли..-орки как-то мимо прошли. :)
Спасибки.
Михаил Корсанов, ок-идем в общие моменты о будущем :love:

Отредактировано Ailany (15-03-2008 16:16:53)

0

47

Мы - орки!
Мы орки - бич кровавый Средиземья,
Мы вечные работники войны,
Мы бродим по земле угрюмой тенью,
Мы по ночам приходим в ваши сны.
Мы любим ночь, пещерный мрак и ужас,
И не выносим солнца яркий блеск.
А звёзды видим только в грязных лужах
И никогда - под куполом небес.
Нам по сердцу чужая боль и муки
И запах опалённого жнивья.
И как ножом нас режут арфы звуки
И утренние трели соловья.
Стучат сердца, обросшие щетиной,
И в жилах бьётся ненависть ключом.
И говорить с подобною скотиной
Не языком удобней, а мечом.
Мы презираем верность, честь и слово,
И даже не способны на любовь.
И из-за нас, врагов всего живого,
Повсюду в Средиземье льётся кровь.
Мы по утрам на завтрак эльфов жарим,
Мы в мир несём лишь пакость, зло и вред...
Да ты и вправду полный нольдор, парень,
-Коли сумел поверить в этот бред.

0

48

Ветер с севера несет звук рогов,
Снова в пламени восходит Луна -
Возвращаются дорогой богов,
Потерявшие свои имена.
На ладонях Говорящих Камней
Руны крови начертала судьба.
Не уйти от белокрылых коней,
О пощаде бесполезна мольба.
Было время - восходила Звезда,
Обещая защитить и сберечь,
Но сегодня только путь в никуда
Прорубает окровавленный меч.
Кто-то стонет, кто-то молит :" Умри! ",
Кто-то призраком восходит к Луне;
Воин ночи, но предвестник зари,
Я вернулся на крылатом коне.
Знаю я, она забыла меня,
Но жалеть я не могу ни о чем,
Ведь клинок у Ледяного Огня,
Не склонится пред обычнвм мечом.
Этот ярстный полет - до конца,
До предела, до исхода времен.
Под забралом не увидишь лица,
У погибших не узнаешь имен.
Я попробую горячую кровь,
Вражье сердце вырывая рукой.
Возвращаются погибшие вновь,
Даже в смерти им неведом покой.
Все им слышытся призывный рев труб,
Все им видится на небе Звезда.
И трепещет на холодном ветру
Знамя с символом Извечного Льда.
Все проходит, но останутся сны,
В луже крови отразится Луна -
И вернутся по дороге войны,
Потерявшие свои имена.

0

49

Кровь
Это рассказ, наверно, только для меня, а со стороны просто очередное собрание образов, выплеснувшихся на бумагу в виде вот такого вот диалога. Ну, бумага все стерпит.

Не трогай меня. Ты зверь. Никогда ко мне не прикасайся. У тебя ладони в крови. Слышишь? Ни-ког-да.
Почему? Это кровь врагов.
Мне на важно чья. Это кровь.
он хотел унизить тебя. Неужели его чистые руки приятнее моих?
Да. На твоих руках кровь. Ты зверь. Я человек. Не трогай меня. Уйди.
Хорошо, я ухожу.
Стой!
Зачем? Ты прогнала меня.
Я... Останься.
Хорошо. Но зачем? Я тебе противен.
Просто. Чтобы был. С тобой спокойно.
Цена этого спокойствия - кровь.
Пусть. Покой дороже всего.
Тогда... Можно я обниму тебя?
Нет.
Почему?
Кровь.
Извини. Прощай...

Не хочу! Снова кровь. Не хочу...
Я... Я ведь не зверь!
Ты зверь.
Я хочу снова быть человеком!
Зачем тебе это? Лучше - так.
Неужели, как зверь я лучше?
Да, это у тебя получается намного лучше.
Почему?
Она...
Что она?
Она - человек, ты зверь.
Да. Она тоже так сказала.
Тогда чему ты удивляешься? Ты - зверь, она - человек, я - человек. А ты зверь. Урод.
Урод...
Опасный урод.
Это хорошо?
Это страшно.
Но я не хочу внушать страх! Я тоже умею быть нежным...
С врагами?
Нет...
Нежным надо быть со всеми. Ведь ты никогда не принимал середины. Или - или.
Да... Ты прав.
Значит, ты жесток со всеми.
Нет, я ее люблю...
Это середина.
Я должен...
Да.
Но я не хочу!
Ты должен.
Хорошо... Я убью ее.

0

50

вот...

Урук

Под стенами Черного Замка
Иль под тенью Башни Ортханка
Или в темных пещерах под скалами
Выживает народ орков
Стрелам эльфим приходится кланяться
Гномью сталь на себе попробовать
Умереть от заклятья страшного
Это видел народ орков

Злобной волей Темный хозяин
Дышит в спину - попробуй ослушайся
И бежит на мечи и копья
Распроклятый народ орков
Саруман, да будет он проклят
Совершенствовал злое племя
Капли крови людской вливал он
В жилы злого народа орков

Распрямлялись согнутые спины
Расправлялись сжатые плечи
Поднимали головы орки,
Урук-хайями нареченные
Раз ослушавшись Сарумана
С поля боя ушли Уруки
Развернулся отряд и споро
Удалилися к Дэйлу орки

По степи они долго скитались
На плечах их висели эльфы
Саруман же смотрел им в лица
Проклиная племя Уруков
Изможденные бегством орки
Посылали нарочных к эльфам
Лишь один из них и вернулся
Белоперой стрелою пробитый

"Говорил я им, что Уруки
Не хотят войны, только эльфы
Неповерили мне ни на йоту
Всех послов они наших убили."
Услыхавшие весть орки
Отказались бежать дальше
Поутру остроухие эльфы
Ятаганов блеск увидали

Лишь качнулась стальная пехота
Белоперые стрелы запели
Пробивали щиты и кольчуги
Смерти оркам хотели эльфы
И последний в атаке выжив
Умирая уже увидел
Как склонился один из эльфов
Над лицом распростертого орка

Вдруг заплакал тот эльф и промолвил
"Мы убили сейчас не орков
Это были на треть уже люди
Не хотели войны они с нами"
Умирая последний из орков
Саруманово имя проклял
Не спасла его жалость эльфа
Не спасло и чувство победы.

0

51

Спасибо.

Отредактировано Kano (17-03-2008 23:10:36)

0

52

Про будильники.

Друг улетает, ревет самолет.
Будет писать, но письмо не пройдет
Вслед самолету смотрю из-за спин.
Он уже там, я остался один.

Девушка скажет: «прощай навсегда»
И утечет как сквозь пальцы вода
Вот в облаках я брожу меж руин
Замков своих. Я остался один.

Съедут соседи и тишь за стеной.
Только будильник остался со мной.
Днем лишь тик-так, по утрам лишь дин-дин…
Сдохнет будильник – останусь один.

И будильник сдох... Привычными движениями я разобрал его, заменил пружинку и стал собирать обратно, однако сорвал резьбу у одного винтика и он ни в какую не хотел держать корпус. После пятой попытки винтик взвизгнул:
- Я не буду тебе подчиняться!
Винтики существа глупые, всего лишь кусок металла, поэтому я решил его убедить:
- Почему?
- Потому что ты эксплуататор! и после срока службы ничего нет!
- А что там должно быть?
Как выяснилось, после срока службы винтики, которые себя хорошо вели, должны были попасть в залежи руды и остаться там навечно.
- Ну я вроде вам ничего такого не обещал?
- Шестеренки так говорят!
Шестеренки оказались надутыми чванливыми существами, которые якобы знали цель своего существования и выполняли мою волю. Они же распространяли мифы про руду и прочий бред. Впрочем, была там и доля истины. Шестеренки знали про колесо переплавки. И считали, что если плохо себя вести, то будешь после переплавки винтиком, а если хорошо - шестеренкой, а то и вовсе выпадешь из колеса переплавки и попадешь прямиков в руду! Ну и шестерили. Согласно своей философии. Даже не подозревая, что ими движут пружины, а не я лично. Некоторые вовсе считали себя продолжением меня - вот забавно-то. Короче, винтика мне не удалось переспорить. И я его просто заменил. Часы привычно умиротворяюще затикали, и мне подумалось: "хорошо, что они такие глупые, эти куски металла. А то ведь, если бы они все сопротивлялись, мы бы их так и оставили в руде..."

+1

53

Лес
Вечерело. Извиваясь, дорога уходила в лес и, петляя как перепуганный заяц, превращалась в тропинку, а потом и вовсе в чуть заметную, поросшую травой и прикрытую нависшими сверху ветвями деревьев звериную тропу. Позади осталась деревеня.
"Странные люди эти крестьяне, суеверны, пугливы и верят всему, что им не скажи... Вот и сегодня я имел повод лишний раз в этом убедиться. Ну скажите мне, какой еще оборотень? Вервольф...пф! А они-то рассказывали...руками машут, перекрикивают один другого. Все, что я понял из их сбивчивого рассказа это то, что уже пять месяцев скот находят растерзаным прямо в загонах, по ночам за околицей слышен вой и мелькают неясные, но "пугающие до ужаса в коленках" тени...до ужаса в коленках! Истинно крестьянское выражение...
Ну что это такое?! Эти крестьяне со своими страхами совсем не выбираються из своей деревеньки...так и окончательно одичать недолго. Это не тропинка, а черт-те что!"
Пожухлая осенняя трава тихо шелестела, цепляясь за сапоги, словно пытаясь остановаить, задержать путника... Ветки деревьев цеплялись за ворот, за одежду, сыпали препротивным дождем мелкого мусора за воротник.

...тишина - "Здесь...он...да...еще один..." - кусты бесшумно сомкнулись, меж деревьев на высоте пары метров блеснули две зеленоватые точки зрачков и снова тишина...

По лесу пронесся порыв ветра, деревья зашумели, нагнулись к земле, словно покорные вассалы, склонившие головы перед своим сюзереном, трава враз полегла, будто и не было спутанного противно шуршащего ковра под ногами. "Вот это совсем другое дело!" - идти стало значительно легче и путник даже принялся насвистывать веселую песенку. постукивая в такт ей сломленным сучком по деревьям. Однако, даже надменность, гордость и уверенность в собственных силах не смогли заглушить природного чувства опасности, инстинкта самосохранения, жажды жизни... "А ведь этот лес и правда мрачен, поскорее бы город..." - путник ускорил шаги и теперь уже замолчала, затихла веселая песенка, а палочка уступила место в руке эфесу шпаги.

Рука легла на ствол дерева и над ней показалась смутно виднеющаяся в ночных сумерках человеческая голова "Задрожал...страх...какое странное чувство, оно только мешает, но искоренить они его не могут...люди!" последнее слово прозвучало с такими же интонациями, как славный, богатый барон поизносит "Крестьяне!", как пастух, мозолистыми руками сжимающий посох, бросает вслед отступающим волкам "Звери!"
В лесу стало светлее. Намного светлее чем полчаса назад. Подняв глаза, путник понял, что взошла луна. Ну что ж, тем лучше, никому не приятно ощущать себя слепым котенком в незнакомом месте. И вдруг позади раздалось тихое, едва уловимое, но отчетливое рычание. Путник скорее даже не услышал его, а лишь почувствовал, как тысячи маленьких холодных иголочек страха впились в кожу, как задрожали вдруг колени, а ладони враз стали мокрыми и скользкими... Совсем еще не соображая, что произошло, странник прибавил ходу, деревья замелькали по бокам и казалось, что все они и деревья и травы и луна и весь лес смеються над ним, над его страхом, над глупым бегом по ночному лесу.

Зеленоватые точки зрачков мелькали среди деревьев в стороне от тропинки, с каждым ярдом опускаясь все ниже к земле. Вот деревья слились в сплошную расплывчатую стену, а затем и вовсе исчезли для него, осталась лишь луна. он, Охотник, и тот, пахнущий сейчас страхом, источающий странную ауру жалости к самому себе...Жертва.

Путник бежал так, как не бегал никогда в жизни. Ему казалось, что бежит он не по осеннему ночному лесу, а по бесконечному черному коридору, освещенному светом Солнца мертвых, а следом за ним по тому же коридору бежит его палач, инквизитор...убийца...нет, Охотник! "Охотник!" - как молнией ударила эта мысль - "Солнце мертвых...какое странное название..." - мысли неслись наперегонки друг с другом, словно не замечая бешеной скорости Жертвы, словно жили отдельно - "откуда оно? Я не знал... это...это...и Охотник...почему не "охотник", а Охотник?.. Что это... Я схожу с ума? Ну да, так и есть!" - на бегу путешественник рассмеялся, рассмеялся страшным диким смехом сумаседшего и вдруг...

На бегу Охотник вскинул голову и завыл, насмешливо отвечая на вырвавшийся из глотки этого человека, этой Жертвы, вой его души, на вырвавшийся из его горла, ставший вдруг почти осязаемым, липким и холодным, страх...

...из-за деревьев до его мечущегося разума дошел вой, в котором было столь много человеческого, но в то же время звериного, вой, в котором сочетались горячая жажда убийства и холодное безразличие к жизни во всех ее формах, вой, вобравший в себя самоотверженность, с которой звери защищают своих детенышей и радость, с которой Охотник смыкает клыки на горле жертвы. Охваченый ужасом, путник побежал дальше. Он не думал о наравлении, о том, куда он бежит, в голове его сейчас билась лишь одна мысль - "Скорее, скорее отсюда..."

Тень исчезла, растворилась среди кустов и деревьев. Предательский скрип сухой ветки не выдал его, шорох травы не открыл, звук дыхания не рассекретил...

Найдя в себе силы оглянуться, путник внезапно понял, что остался один. Не было больше той пугающей тени, не было слышно воя. Тишина и одиночество! Никогда еще путешественник не думал а том, что они могут быть столь прекрасны. Он остановился, вдруг почувствовав, что совсем выбился из сил, и сел на землю, прислонившись к стволу дерева. Вновь и вновь он переживал эти события...безумный бег по лесу, страшный вой. И все это становилось таким нереальным, несуществующим... И тишина...и покой...и одиночество...как это хорошо после столь неприятного общества. Все еще хрипло, с натугой дыша путник нашел в себе силы улыбнуться, а затем и рассмеяться. Лес, казалось, даже вздрогнул, когда раздался его вновь обретший крепость голос : "Черт возьми, я стал как те крестьяне, убегал от тени! Ха! Напугался бездомной шавки" Путник снова рассмеялся чистым, звонким смехом человека, избежавшего смертельной опасности.

"Смех...еще одна глупость..." перевитая канатами мускулов, чем-то похожая на человеческую руку, а чем-то на звериную лапу, конечность, увенчаная пятью короткими, но толстыми, загнутыми когтями, потянулась вперед...

Внезапно смех путника оборвался. Почему-то ему пришло в голову, что тишина не такая уж благодатная... Вдруг он понял, что это тишина не ночного, а мертвого леса. Во всем лесу он был один...нет, не один, а с... Ему на затылок, как показалось, упала веточка. Вздрогнув, он потянулся назад, вновь вспомнив пережитый страх. Проведя рукой по воротнику он вдруг ощутил под ладонью нечто холодное, покрытое мехом. И это нечто сейчас гладило его по затылку чем-то дурно пахнущим падалью, острым, горячим...когти! Путник хрипло вскрикнул и попытался вскочить, но враз обмякшие ноги отказались ему служить. Тихо охнув, он упал лицом вниз, тут же перевернулся на спину и ослабевшими, ставшими вдруг чужими пальцами попытался вытянуть шпагу.

Глядя на движения существа Охотник вдруг улыбнулся. Улыбающийся монстр в тени кустов, под мертвенно-бледным светом луны тихо зарычал и двинулся вперед.

Путник все еще боролся с ножнами, с поясом, за который эфесом зацепилась шпага, когда на тропу перед ним вышел зверь. "Волк!" мелькнуло в голове странника, а затем пришло облегчение, волков он убивал одним лишь кинжалом. В эту минуту он забыл о том, что волка того сначала трое суток гоняли по лесу егеря, не давая прилечь ни на минуту, а само убийство происходило в закрытой со всех сторон красными флажками арене. Усмешка озарила было уста путника, усмешка обещающая быструю смерть врагу, что заставил его вести себя как крестьянин, бежать по лесу, спотыкаясь и падая, что заставил его трястись от страха!

Согнав с губ злую усмешку, больше напоминающую оскал покойника, зверь сделал еще шаг вперед и...окунулся в поток бледного света луны, словно путник, покрытый пылью, после долгой дороги нырнул в теплую ванну. "Как хорошо...я и луна...мы одинаковы..."

Первое что бросилось в глаза путника, когда зверь вышел на свет были его передние лапы. Нет! Нет-нет-нет! Этого просто не могло быть, природа посмеялась, а бог спал! Лапы зверя вовсе не были лапами. Точнее они были ими лишь частично, в них непонятно сплелись человеческие руки и волчьи лапы. Странно и страшно было смотреть на такую насмешку над человеком. "Да! Это насмешка над человеком и над животными! Такое не могло появиться на свет, не имело права!" Странник поднял глаза выше и, скользнув взглядом по мощной грудной клетке, встретился глазами с глазами зверя. Зверя ибо волком это нельзя было назвать.

"Смотри, смотри, смотри внимательно..." Охотник скрестил взгляд с взглядом Жертвы и не отрывая глаз сделал еще шаг вперед, подставляя свое тело лунному свету.

Будто кто-то сжал голову странника в стальных тисках, а веки и вовсе отрезали. Не отрываясь он смотрел в нечеловеческие, но горящие разумом более высши, чем человеческий, глаза зверя, чувствуя, как все чувства отходят на задний план, а затем и вовсе растворяютсья в поглотивших все глазах. И только два ощущения остались теперь в человеке - Страх и Жажда Жизни. И первое, а может и второе дало понять путнику, что шпага здесь бесполезна. И бесполезно все, любое сопротивление, осталось только бежать, бежать, вырваться из этого страшного леса! И те же два чувства заставили путника медленно отползать на спине от зверя. Из горла его вырвался сдавленный хрип в котором время от времени можно было разобрать отдельные слова. Он и сам не понимал, что говорит, умоляет ли он о чем-то зверя или угрожает ему, а может и что-то спрашивает..."Помогите...кто-нибудь...я не хочу... Оте-е-ец! Мама! Кто-нибудь! Пожа-а-алуйста!" И больше пугала не странная внешность и даже не взгляд загадочных глаз зверя, а его полная неподвижность и появившееся на морде

наслаждение. Охотник наслаждался страхом жертвы, он пил её ужас как терпкое вино, купался в нем, как минуту назад в свете луны, наслаждался, будто устами красавицы, ел их как брызжущее кровью, еще живое, пульсирующее мясо...пил...

Путник уперся спиной в ствол дерева, но продолжал сучить ногами, отчаянно пытаясь отползти еще дальше. Его хрип сменился нечеловеческим, полным тоски и боли сипением. Он не чувствовал ничего кроме всеобъемлющего ужаса, охватившего его в эту минуту. И вдруг пришел покой...и он отчетливо понял, что Охотник...что опасность...он понял все. И самым страшным было понимание того, что в опасности не только его тело, но и бессмертная душа. И снова ужас и сумасшествие взяи власть над спокойным осознованием. Путник в отчаянии пытался сокрушить спиной ставшее вдруг непреодолимой преградой дерево, когда

Охотник внезапно прыгнул, вытянувшись в воздухе. Блеснули клыки и когти, под кожей задвигались, будто черви в полуразложившемся трупе, мускулы.

Последнее что почувствовал странник перед тем как
когти мягко вошли в тело жертвы, а клыки вонзились в кожу на лбу и дробя кость поехали вниз к горлу этого ненавистного существа именем человек, было то, что штаны его вдруг стали мокрыми, а где-то совсем близко, в пяти милях, в кроватке заплакала маленькая дочь...

Когти рвали грудную клетку, клыки превращали лицо и горло в хлюпающую кровавую массу, на которой выделялись лишь глаза, но
Странник был все еще жив.
Когти задних лап измочалили ноги, вспороли живот и сейчас топтались в нем, перемалывая крепкими когтями внутренности. Морда вонзилась в развороченную грудь, пасть добралась до сердца и вот горячий, трепещущий комок плоти скользнул по глотке.

Сквозь боль и ужас путник вдруг отчетливо понял, что в следующий миг он умрет. Он не прочел этого в глазах Зверя, но понял по охватившей Охотника чуть заметной нервной дрожи.
Когти передних лап вонзились в глазницы, проникая внутрь черепа, литые мышцы напряглись...по лесу пронесся негромкий хруст лопнувшего черепа и лапы Охотника погрузились в мозг Жертвы.
Сознание не хотело покидать тело путника даже когда Охотник вырвал его сердце. Оно ушло мгновением позже. Навсегда. В пяти милях, в городе ребенок вдруг затих в своей кроватке и заплакал настоящими, "взрослыми" слезами.

Охотник, весь покрытый кровью отошел от Жертвы и с минуту сидел рядом с месивом крови, мяса и костей, словно бы любуясь на свою работу. А затем поднялся и тихо исчез в лесу.

Тело путника крестьяне нашли через три дня. Он был похоронен на святом кладбище близ той самой деревни.

Зверь с некоторым трудом втиснулся в ставший уже слишком узкий для него вход пешерки. Он провел языком по морде жены, легонько подтолкнул лапой волчонка-сына, ткнулся холодным носом в бок дочери... "Я снова выполнил, родные мои..." Зверь осмотрелся и еще раз...
Провел языком по разрубленной надвое морде жены, легонько подтолкнул лапой разгрызенного гончими почти пополам волчонка-сына, ткнулся холодным носом в бок оставшейся без лап дочери. Им он показал волчью сторону их жизни. Их привел он в этот лес, чтобы навсегда остаться волками. Всех их он, истекающий кровью, уведя за собой охоту, принес сюда в надежде спасти. Все они истекли кровью и погибли здесь пять месяцев тому назад.

0

54

From: AVCH@d105.icyb.kiev.ua (Chugaenko Alexey Vasil'evich)
Date: Tue, 28 Mar 95 16:10:24 }

        КЕМ БЫТЬ или ЧТО ТАКОЕ
                ХОРОШО
           и ЧТО ТАКОЕ ПЛОХО

Кристофер к отцу пришел
и спросила кроха:
"Что такое хорошо
и что такое плохо?"
"У меня секретов нет,
слушайте, детишки,"
папы этого ответ
поместили в книжке.

Если Гэндальф в путь зовет,
в двери гном загрохал -
каждый знает: это вот
для прогулок плохо.
Убивает злой назгул
хоббита-малышку -
я такого не могу
даже вставить в книжку...

Хоббиту хорошо,
а Горлуму лучше.
Я бы в Горлумы пошел,
пусть меня научат.
Горлум в грязь залез, и рад,
что колечко цело.
Про такого говорят:
"Плохо его дело".

Горлуму хорошо,
а Гэндальфу лучше.
Я бы в Серые пошел -
пусть меня научат.
"Я приеду к Бильбо,
я приеду к Фродо:
Здравствуй, друг любимый,
не пора ли ходу?
Выйдешь на крылечко -
захвати колечко.
Ща всем будет хорошо -
подожгу порошок!"

Если ты завел отряд
в темные пещеры -
про такого говорят:
"Это Гэндальф Серый".
Если вывел ты отряд
и остался целый -
в Средиземье говорят:
"Будешь Белый-белый".

Гэндальфу хорошо,
а Саруману лучше.
Я бы в Изенгард пошел,
пусть меня научат!
Этот - смотрит в палантор,
спорит с грозным Оком.
С Сауроном разговор
Всем выходит боком.

Саруману хорошо,
а назгулу лучше.
Я бы в Моргулы пошел -
пусть меня научат!
"Таран сработать мудрено:
Сначала мы берем бревно
и бьем им в вороты
нуменорской работы.
У меня кольцо на пальце
и венец над головой -
будут корчиться страдальцы
под моргульской булавой!"
Если Моргулу каюк,
небо загудело -
это, видно, нежных рук
Эовины дело.

Моргулу хорошо,
а рохериму лучше.
Я б в Ристанию пошел,
пусть меня научат!
Если в поле мчится рать,
стрелы сыплют градом -
это значит: всем стоять!
Ристанийцы рядом!

Ристанийцу хорошо,
а Фарамиру лучше.
Я б в разведчики пошел -
пусть меня научат!
Разведчику лафа везде
в большом колете кожаном.
Ему всегда, ему весь день
сидеть в засаде можно.

Фарамиру хорошо,
Арагорну лучше.
Я бы в Арнорцы пошел -
пусть меня научат!
"Светят мне волшебным светом
Арвен светлые глаза.
Я облазил в это лето
все овраги и леса.
Андрил в руки -
работа другая.
Орков по три штуки
взмахом срубаем".

Арагорну хорошо,
а Саурону лучше.
Я бы в Черные пошел -
да боюсь - научат.
"Я своим Багровым Оком
загляну тебе в лицо -
уж не ты ли ненароком
утащил мое кольцо?"

Саурону хорошо,
Ородруину лучше.
Я вулканом бы пошел -
пусть меня научат!
"Я швыряю вверх из пасти
клочья дыма и огня.
Можно плавить Кольца Власти
прямо в жерле у меня".

аш рассказ к концу пришел,
кончилась эпоха.
Для эдайнов - хорошо,
для эльдаров - плохо.

                        В.В.Маяковский

0

55

ПЕСНЯ НАЕМНИКОВ

Смерть ждет любого героя.
Власть и алчность - ничто перед ней.
Нас же при жизни зароют,
Погребут среди мрачных корней.
Мы не в счет ни для тех, ни для этих,
Износились - спешите в запас!
Мы не бросили слова на ветер -
И отбросили в сторону нас!

Вам - все большие дороги,
Нам - тропинки, и те по ночам.
Вам - покровители-боги,
Мы ж доверились только мечам!
Да и сталь нас подводит нередко...
Но привыкли мы горечь глотать:
Пусть стреляем мы вовсе не метко,
Но еще продолжаем стрелять!

И на дорогу мы выйдем -
Ведь дорога не только для них!
Там мы, конечно, погибнем -
Что ж, король завербует других!
Нас никто никогда не забудет -
Ведь не помнили нас никогда,
И пришли мы сюда ниоткуда,
И уходим опять в никуда...

0

56

Зачем ты лез, ломая цепь щитов,
И делал то, что трудно одному?
Ты предпочел пролить на землю кровь
                                   уму...
А при дворе, едва закончен бой,
Идет разбор поступков на войне,
И те, что шли по трупам за тобой,
                                 в цене.

Ref:  К чему твоя победа,
      Когда другим награда,
      К чему твои морали -
      Они мешают жить,
      К чему твое молчание,
      Когда молчать не надо?
      ...Но если шрамов много -
      Их невозможно скрыть.

Смотреть на звезды глупо на войне -
Кто поумней, глядит по сторонам,
Но ты сказал, что скоро будешь с ней,
                                     нам...
Война прошла - а ты опять один,
Живешь в лесу, разрушен замок твой,
И ждешь, когда прикажет господин:
                                 "В бой!".
Ref.
Иди в кабак, народу там полно -
Забытый шут и воин-ветеран,
И менестрель плеснет тебе вино
                              в стакан.
И скажет: "Друг, забудь свою печаль,
Давай споем про глупость гордецов,
Ведь эта песня бьет острей, чем сталь,
                                      в лицо!"

Ref:  К чему твоя победа,
      Когда другим награда?
      А им нужней награда -
      И так им скучно жить!
      К чему твое молчанье,
      Когда молчать не надо,
      К чему твое упрямство -
      Садись с друзьями пить.
      Садись-ка с нами пить!

0

57

Ту Михаил Корсанов :)

СкладАю рифмы на ходу,
Дыханье поглащая.
Чешу тихонько барадУ
И миру все прощаю.

Прощаю солнцу быстрый бех
По небосвода склону,
Ежу - ево колючий мех
И странный хобот - слОну.

И, воплотиф свой кроткий нраф
В одном коротком стИхе,
Скажу я: "Гаф!"
И посвящу, ево другАну Михе  :rolleyes:

0

58

Дикая, Будда - ++++++++++++++++++++ )))

> Ты предпочел пролить на землю кровь
>                                    уму...
> А при дворе, едва закончен бой,
> Идет разбор поступков на войне,
> И те, что шли по трупам за тобой, в цене.

Как мне нравятся эти строчки :) если бы ты знала!!! мне кажется, это твой переход на следующий уровень в этой игре )

0

59

Поет менестрель о землях
В которых ни разу не был,
И голос его счастливый
О счастье твердит и свете.
Быть может, все это - правда,
Но как мне себе ответить
Чем лучше служение Валар
Служению Вала Тьмы?

Легенды забыты эти,
И песен никто не помнит,
Но кровь - это тоже память,
Не просто ее стереть.
Опять меня спросят дети:
"Что лучше всего на свете?"
И лучше бы не ответить
Но дети просят: "Ответь!"

Поешь, менестрель, о чуде?
Я знаю - его не будет,
Я слышал о Круге Судеб,
Я помню повадки судей.
Свобода дороже Света,
Свобода дороже Ночи...
Посланец просил ответа?
Мой род уходить не хочет.

Скажи, менестрель, ты веришь
Далеким богам за Морем?
Ведь ты описать умеешь
Все то, что не вижу я.
Отказ наш посланцам Валар
Еще обернется горем,
Но те, что уйдут, однажды
Завидовать будут нам...

Напрасно пропета песня...
Прости, я тебе не верю,
А тех, предававших брата,
Жестокая ждет расплата.
Да нет, это не угрозы,
Да нет, это не проклятья,
Но там будут литься слезы,
И там будут гибнуть братья.

Ну что же тебе ответить,
Малыш мой голубоглазый,
Что лучше всего на свете?
Не прост этот твой вопрос.
Наверно, бродить по свету,
Не помня про песню эту,
Не зная, что в судьбы мира
Твое предсказанье вплелось...

0

60

Как часто там, где блеск теряли свой
Клинки мечей, окрашенные кровью,
Слетала смерть, не дав закончить бой,
И песню оборвав на полуслове.

Но смерти вопреки, назло врагу,
Не оставалась песня недопетой.
Последним вздохом с неподвижных губ
По ветру уносилась песня эта.

Сьедали память ржавчина и тлен,
И забывались битвы и победы,
А ветер все искал по всей земле,
Кому бы эти песни мог поведать.

На ярмарочной площади запел
На древнем языке певец бродячий,
И слов понять не мог никто в толпе,
Но все стояли, слушая и плача.

И кто-то, кинув в шапку медный грош,
Спросил потом с неловким интересом:
"Поведай нам, певец, о чем поешь?
Мы не слыхали раньше этих песен."

А он молчит. Забыты те бои,
Где эти песни были недопеты.
"Не знаю. Эти песни не мои.
Не знаю чьи. Быть может, песни ветра."

0