Придумываем, обсуждаем и заказываем будущее

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Придумываем, обсуждаем и заказываем будущее » Разговоры на свободные темы » Господа энтузиасты. Эта книга про вас.


Господа энтузиасты. Эта книга про вас.

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

В главных ролях снимались:

Царь - Romarento
Золотистая - Lilit
De La Crua - Callipso
дядя Филипп - Геннадий
архимандрит - Михаил Корсанов

Предлагаю немного расслабиться и вспомнить кем вы были в прошлой жизни. Продолжение непреминуемо последует.



"Исповедь Ивана Грозного. Русского царя."

Когда-то в прошлой с тобой нашей жизни было так:

                АКТ 1
мне было 10 лет, меня звали Иван. Я не знал зачем я спустился на Землю. Но каждый говорил мне, что я особенный. Почему? Почему - спрашивал я себя. Я обычный мальчик мне 10 лет. Иван по фамилии Рюрикович - это я.
Вот подрастешь - говорил мне дядя Филипп - посадим мы тебя на трон царский и будешь указы издавать. А пока сиди и учись и помалкивай, коли не знаешь чаго сказать. Я ходил по Кремлю и по царским палатам.
Бояре были пъяные и пили водку, жен избивали, деньгами сорили, казну тратили. Однажды проходя мимо околицы я увидел самого толстого боярина Гриху Отрёпова. Он избивал её - эту красивую девушку с золотистыми волосами - непонятно откуда взявшуюся в нашей стране. Я испугался - мне было страшно - как же так? - подумал я, ведь дядя Филипп всегда учил меня что никого нельзя бить. Я заплакал, как же ей больно - подумал я. Лицом об стол. Это меня тоже так били когда я что-то делал неправильно. Но её то за что? Она же даже говорить - не умела, только рисовала таинственные узоры на стенах и что-то бормотала на собачьем языке. Мной охватил праведный гнев и я отправился искать правду. Где правда? Но где она? Где та девушка с золотистыми волосами? Я боялся искать правду - все бояре ненавидели меня - каждый мечтал предать меня, бросить в костер или подсыпать яд в мой бокал. В отчаянии я пришел к дяде Филиппу. Где правда? Спросил я у него. «Правда на небесах, - ответил мне он, - скоро я туда пойду, а тебе пока еще рано искать правду, тебе нужно искать жену, ты понял меня?!» Сказал мне он и испустил дух. Дядя не надо, не умирай, не оставляй меня здесь одного, они убьют меня, кроме тебя у меня никого нет, пожалуйста. Никогда не говори что я твой дядя, – я старец Филипп, - обещай мне, что не скажешь хорошо. Он упал наземь и из его рта потекла кровь. Они убили его – бояре – эти злобные бояре – они подсыпали ему порошка. Я все время думал почему старец Филипп – такой исхудалый – а он просто ничего не ел, только пил воду из Кремлевского колодца. И так на протяжении 10 лет. Но он вкусил еды от матушки и умер. Значит его убила моя родная мать? Я не мог в это поверить и мне было страшно. В терзаниях и мучениях бродил я по царским коридорам. Когда мне было 5 лет я тоже по ним бегал. Но сейчас во мне было больше силы, я открывал замки ключами, которые я воровал у бояр. Я ходил по коридору и мне было страшно - я слышал голоса умерших людей, всех их убивали здесь в палатах, ни за какие грехи – просто за то, что они – их голоса – принадлежали бесам. Я открывал все замки – у меня было много ключей. Но вот наконец я увидел свет в конце тоннеля – там был маленький лучик – он играл со мной. «что еще за чертовщина» - подумал я. Дверь была незаперта – и я увидел эту огромную палку – всю увешанную драгоценными изумрудами. Я взял ее в руки – она была очень тяжелой – так что руки прогибались до землицы. Я начал изучать ее – внизу был стержень – который был настолько остро заточен, что когда я к нему прикоснулся, я чуть не лишился руки. Я взял этот посох с собой и пошел назад.
Теперь я понял – кто я – я царь. Гнев усиливался – но теперь мне не было страшно. Я знал чего я хочу. Я хочу убить Гриху Отрепова, за то что он бьет золотистую девушку. В отчаянии и превеликом смятении духа моего вернулся я в царские палаты. Слава Богу, я успел, золотистая девушка была еще жива. Но ирод душил ее. Доколе ты собака, будешь издеваться над ней, сказал я Грихе. Он увидел меня и ему стало плохо. Царь! Произнес он и испустил дух. Она отбежала от него в сторону и заплакала. Теперь ты знаешь меня, - сказал я ей, скажи и ты, как зовут тебя. Она набросилась на меня и что-то бормотала очень быстро я не успевал понять, это был какой-то собачий язык. В гневе я швырнул ее в сторону. Она заплакала. Ко мне подошел холоп Грихи, в руке его я увидел нож. Как только он увидел мой посох, выронил нож и бросился мне в ноги. Поднимайся, - сказал я ему, - теперь ты будешь моим другом. «Что сделать? – вели мне царь» - сказал мне холоп. Запри эту чертовку в подвал и учи ее русскому языку дабы урузумела она, коли говорить умеет только по собачьи. Посох я теперь всегда носил с собой. Он обладал огромной божеской силой, ибо все, кто видел его либо умирали, либо становились моими друзьями.
Я пошел дальше по палатам – бояре кидались мне в ноги и говорили что-то, но я не слышал, я просто шел вокруг Кремля пока не дошел до Китай-городу. Люди кидались и молились Богу. Они раскаивались за свои грехи, за свою алчность, за тягу к роскоши.
«Пощади» - просили они. Дойдя до Китай-Города, я вышед из оного и смотря вдаль за горизонт, урузумел, что надо проводить реформы, пока нас не захватили злобные ханты из соседних земель. Пошел я назад в свой дворец. Кто-то травился ядом, а кто-то молился Богу Христу. «Пощади нас царь», - не убивай нас. Тогда сказал я им  – отдайте все сокровища ваши бедным маленьким детям – и тогда прощу я вас…

       
              Я спустился в подвал, где запер золотистую девушку. С ней сидел холоп и долго уговаривал ее о чем то. Ты понимаешь ее язык? Спросил я. «Да», - ответил холоп. «Переведи мне, - что она хочет, - сказал я, - и чего желает душа ее».
«Не вели казнить царь, -  вели слово молвить».
«Что она бормочет», - отвечай собака лесная».
«Она говорит, что приехала из земли викингов, говорит, что у нее в стране много добрых воинов, и что они помогут царю, если царь сохранит жизнь ей»
«добре» - отчаливай холоп, я сам буду с ней слово молвить.

                  АКТ 2

Царь: «ну здравствуй, моя хорошая, чаго хочешь, отвечай мне, не то казнь»
Золотистая: «who is it?»
Царь: «не понимаю я вашего собачьего языка», - ты давай по русски, у меня мозг не резиновый, не понимаю я ни бельмеса на вашей тарабарщине».
Золотистая: «my name is Lilit»
Царь: вот те здрасте, Иван, можно просто царь.
Золотистая: «my frends is Vityazy»
Царь: а теперь по русски – К Т О     Т А К И Е – vityazy?
Золотистая: витязи это мои воины, урод.
Царь: кто такой урод?
Золотистая: ты тупой?
Царь: ненавижу тебя чертовка, всю жизнь мне перевернула, из-за тебя чуть из ума не выжил.
Золотистая: ах так! Сейчас я тебе покажу, что значит скандинавская любовь!
Царь: вот ты как заговорила, сатана?
Золотистая: сейчас вьебу, мало не покажется.
Царь: что значит «вьебу» - такого слова нет в русском языке.
Золотистая: а то и значит. Чтобы ты знал. Викинги слово держат.
Царь: ты прелесть, люблю таких.
Золотистая: «I need you, boy»
Царь: я тоже тебя хочу, но давай поосторожнее и с выражением, а то здесь полно крыс.
Золотистая: ОК.

              Акт 3

Долго Царь приходил в себя, нервно курил заморского табаку, и пыхтел как паравоз. А она смотрела ему в глаза и думала о чем-то своем. Перенесемся в их мысли. Герои не говорят – они  думают, учтите это. Словесного обмена нет.

Царь: «вот сука»
Золотистая: «мудак»
Царь: «повторить бы с ней этот номер»
Золотистая: «ничего, скоро приедут витязи из Шведции, мы ему устроим»
Царь: «не все-таки что-то в ней есть»
Золотистая: «а он ничего, крепкий орешек»
Царь: «нужно связаться с арабами, купить ей красивое ожерелье»
Золотистая: «а целуется, то как, поддонок»
Царь: «вот у меня была знакомая из Голландии, у нее серебристые волосы, а у этой золотистые, а если нет разницы, зачем платить больше»
Золотистая: «пиздец,  мозги  заканчиваются»
Царь: «дура тупая»

Акт 4

По подвалу начинают ползать крысы:

Царь: фу, какая гадость.
Золотистая: меня тошнит, сделай что-нибудь.
Царь:  что именно?
Золотистая: спаси меня, я боюсь крыс.
Царь: бежим отсюда.
Золотистая: побежали.
Царь берет свой царский посох. Золотистая все остальное. Они бегут от крыс. Крысы следуют по пятам. Двери.
Золотистая: где ключи?
Царь: в кармане у меня?
Золотистая: пароль помнишь?
Царь: 48645
Золотистая: отлично, разделяемся, я направо, ты налево.
Царь: далеко не уйдешь, впереди тоннели.
Золотистая: без тебя разберусь.

Долго ли, коротко ли, бегали они по Кремлю.

Итоги пробежки:
Золотистая: 28 км 300 м – одна дверь – два трупа – 10 золотых ожерелий
Царь: 54 км 566 м – 1000 дверей – 2111 трупов – корона

Акт5




Царь: что будем делать с найденными в подвалах трупами?
Золотистая: некрофилия?
Царь: воскрешение!
Золотистая: а это как?
Царь: молиться Богу надо!
Золотистая: какой ты у меня умный!
Царь: вызываю попа пусть он и молится. Мы с тобой идем заниматься внешней политикой.
Золотистая: game of love?
Царь: потом поиграем.
Золотистая: OK

АКТ  6

Царь садится на трон, в руке у него посох. Золотистая стоит за дверью царской палаты и подслушивает.

В царскую палату входит красивая девушка, черные волосы, белое лицо, красные губы.

Царь: а ты кто такая?
De la Сrua: я французская графиня.
Царь: логично.
De la Сrua: мы хотим вести войну против орков.
Царь: почему?
De la Сrua: это месть за отца.
Царь: понятно.
De la Сrua: рыцари помогут тебе царь.
Царь: спасибо за поддержку.

В царскую палату входит Золотистая.

Царь: познакомься – это Золотистая.
De la Сrua: мы знакомы.
Царь: когда познакомились если не секрет?
De la Crua: когда ты пешком под стол ходил.
Золотистая: не обижайся на нее, просто во Франции – все такие эмоциональные.
Царь: а я и не обижаюсь.
De la Crua: может предложишь мне жилье?
Золотистая: и мне?
Царь: конечно сейчас, разбежался, сначала будете учить русскую грамоту. Стража отведите гостий в Грановитую палату.




АКТ 7

Царь и холоп.

Холоп: распоясались бояре, водку пьют, казну тратют, жен избивают морально и физически.
Царь: казнить бы их всех, да жалко, мозги нужны, наука, позови мне лучше попа, архимандрита Всея Руси.
Холоп: так точно Царь.

Через несколько секунд входит Архимандрит.

Архимандрит: здравствуй государь.
Царь: здравствуй поп.
Архимандрит: чаго надобно?
Царь: поднять моральный дух страны хочу.
Архимандрит: ну это запросто.
Царь: вот и работай, собака лесная, бояре водку пьют, казну тратют, жен избивают, а ты только ушами шелестишь.



Царь В гневе ударяет монаршьим посохом.

Архимандрит  очень быстро уходит.

Акт 10

Царь задумался. Что еще надо бы сделать, чтобы народу жить лучше стало. Проведу-ка я опрос народа, кто чаго жалает.

Идет в слободу.

Смотрит как люди живут.

Возвращается назад. У него очень сильно болит голова. Думает что его кто-то заколдовал.
Подозрение падает на De La Сrua.

Идет в грановитую палату. В руке как обычно монарший посох.

Идет очень тихо. Подкрадывается.

Стоит страж. В руке копье.

В грановитой палате о чем-то першептываются Золотистая и De la Crua.

Царь начинает подслушивать но ничего не понимает, те говорят по французски.


В ярости царь. Заходит в их обитель.

Царь: о чем перешептываетесь окоянные.
Золотистая: ведем политическую беседу.
Царь: я же сказал русскую грамоту учить.
De la Crua: а ты учителя нам найми!
Царь громко орет: холоп ты где?

В Грановитую палату вбегает холоп.

Холоп: что царь?
Царь: учи их грамоте, чтобы говорили только по русски, а сам выучи их языки, будешь переводчиком моим.
Холоп: ОК

Акт 11

У Царя болит голова еще сильнее, он не понимает женскую логику. Но подозревает что здесь дело нечисто. В смятении он идет к Архимандриту.

Царь: что-то тут нечисто?
Архимандрит: что именно?
Царь: знаешь Золотистую?
Архимандрит: да
Царь: знаешь De La Crua?
Архимандрит: кто они? Откуда они взялись? Ты это хотел спросить?
Царь: да это, я непонимаю.
Архимандрит: я пороюсь в церковных летописях и установлю их происхождение.
Царь: да, будь добр.

Акт 12

Биография Золотистой по сводке летописи XV века:

Золотистая Lilit Lantheya sem la. Рождена в земле викингов. Ее Отец - Ярило – бог Солнца.

Другая легенда гласила, что Адам вступил в связь с Лилит только после изгнания из рая, в результате чего мир наводнился демонами. В иудейском быту волосатая и крылатая Лилит особенно известна как вредительница деторождения. Считалось, что она не только наводит порчу на младенцев, но и похищает их, пьёт кровь новорожденных, высасывает мозг из костей и подменяет их. Ей также приписывалась порча рожениц и бесплодие женщин. Амулеты и заговоры для роженицы против Лилит должны содержать не только имена трёх ангелов, пытавшихся возвратить её, но и некоторые имена самой Лилит: Батна (чрево), Одем (краснота) или Аморфо (не имеющая формы).
В Средние века легенда несколько изменилась: Лилит стала уже не змеей, а духом ночи. Иногда она предстает в виде ангела, ведающего рождением людей, иногда — демоном, осаждающим спящих в одиночку или одиноко бредущих по дороге. В народном воображении она предстает в виде высокой молчаливой женщины с длинными черными распущенными волосами.
Согласно каббалистической книге «Зогар», Лилит стала женой Сатаны и матерью демонов. В Зазеркалье, где Сатана играет роль бога, Лилит становится отражением женского аспекта Бога, Шехины, поэтому жители долины Содом, предположительно оставшиеся в живых дети Адама и Лилит, поклонялись Лилит, как Великой матери, одаривающей их земным огнем.

Акт 13

Биография De La Crua: французская княгиня

De la Crua переводится на русский язык как Калипсо:

Калипсо́ (греч. Καλυψώ) — в древнегреческой мифологии нимфа, жившая на острове Огигия на Крайнем западе, куда попал спасшийся Одиссей на обломке корабля, разбитого молнией Зевса за истребление быков Гелиоса (см. «Одиссея»)
Калипсо держала у себя Одиссея 7 лет, скрывая от остального мира. Она тщетно желала соединиться с ним навеки, предлагая ему бессмертие и вечную юность. Одиссей не переставал тосковать по родине и жене. Наконец боги сжалились и послали к ней Гермеса с приказанием отпустить Одиссея. Калипсо против воли вынуждена была его отпустить, предварительно оказав ему помощь в строительстве плота, на котором он и пустился в дальнейшее плавание.
На Огигии Калипсо жила среди прекрасной природы, в гроте, увитом виноградными лозами. Она - умелая ткачиха. Ежедневно появлялась у станка в прозрачном серебряном одеянии.
«Калипсо» - имя легендарного корабля Кусто. Имя Калипсо в переводе - "та, что скрывает". Покинув Калипсо, Одиссей таким образом побеждает смерть и возвращается в мир жизни.

0

2

Акт 14

Царь читает летописи и ему становится страшно. Он отправляется в Грановитую палату по секретному подземному ходу. Никто не замечает царя. Аккуратно открывает секретную дверь достает книгу и читает. Потом что-то записывает в свою тетрадь. Кладет все назад и уходит оттуда. Теперь он прямиком направляется в комнату, где заточены Золотистая и De la Сrua.





Cтраж с копьем стоит у двери. Царь велит De la Crua, отправить в Paris. Чтобы та вернулась вместе с командой рыцарей. В сопровождении, он отправляет холопа.

Золотистую он берет за руку и уходит с ней по подземному ходу.

Золотистая: куда ты меня ведешь?
Царь: не бойся.
Золотистая: я не боюсь.
Царь: нет, ты боишься.

Золотитая и Царь садятся на трос и спускаются в шахту на глубину 1351 м.

Царь отводит ее в комнату мертвецов. Стоит вонь разлагающихся трупов. Все заляпано кровью. Кругом скелеты.

Золотистая: не убивай меня царь.

Бросается на колени.

Царь: говори откуда ты?

Царь протягивает ей руку, поднимая ее с земли.

Золотистая: я из земли викингов, там где была я, встает солнце, там красивые луга и поля, там Шведция.

Царь: ладно пойдем отсюда,  просто боюсь я измены родины, понимаешь, и из-за этого душа моя страдает и сердце печалится.

Золотистая гладит его рукой по плечу. Вместе они идут в Царскую палату.

Царь: расскажи мне – кто такие викинги?

Золотистая начинает рассказывать:

Одним из первых проявлений экспансии викингов стало зафиксированное в англо-саксонских хрониках нападение морских разбойников на Портленд в Дорсете в 787 г. н. э. Затем, 8 июня 793 г., последовал рейд на англо-саксонский монастырь св. Кутберта на острове Линдисфарн в Нортумбрии. В 839 викинги основали королевство в Ирландии со столицей в Арме. В 844 они достигли Лиссабона. В 845 разграбили Гамбург и Париж. В 860 викинги под предводительством Аскольда напали на Константинополь с территории Украины. Около 870 викинги основывают первое поселение в Исландии (Рейкьявик). Между 870 и 890 викинги открывают устье Северной Двины (Биармия). В 875 викинги открыли Гренландию. В 911 владения коннунга викингов Роллона на севере Галлии положили начало Нормандии. В 962 викинги под предводительством Рюрика основали восточо-европейское государство с центром в Новгороде. В 1000 викинги достигли берега Северной Америки (Винланд). 1016 викинги под предводительством Кнуда Великого завоевывают Англию.
Серьёзным успехом датских викингов стали завоевание англо-саксонских королевств и оккупация западной и северной части Англии. Король Уэссекса Альфред Великий был вынужден заключить с датчанами мир и узаконить их владения в Британии. Английской столицей викингов стал город Йорк. Значительные территории датчане и норвежцы захватили также в Ирландии. Они, в частности, почти два столетия владели Дублином. Франкские короли заключали союзы с предводителями норманнских дружин. Так, один из родственников датского конунга становится правителем земли Фризии, другой, Хастейн, становится графом Шартским.
В XI веке на севере Европы распространилось христианство, параллельно на смену родовому строю приходили феодальные отношения, и традиционный образ жизни викингов уступил место новому. Набеги норманнских дружин стали менее значимым фактором в жизни европейцев.

Царь: хорошо, а теперь расскажи мне красавица, что такое Шведция?

Золотистая продолжает рассказывать:

Около 12 000 лет до н. э. — первые охотники вошли с юга в пределы Южной Швеции.

Около 3000 лет до н.э. начался переход к земледелию и заселению районов внутри страны. От этого времени остались наскальные рисунки, большие пещеры и могильные курганы.

Около 1500 лет до н.э. — установление первых торговых связей с Центральной Европой.

В год Рождества Христова — шведы осваивают воспринятую от римлян идею письменности.

I-VIII в.в. — в исторических источниках часто упоминается племя свеев, живших на озере Мэларен в первые века нащей эры. О существовании уже тогда центральной власти говорят могилы королей в Старой Уппсале. Примерно до 750 г. свеям удалось покорить другие местные племена, прежде всего гётов. Вся остальная территория стала называться по имени победителя.

VIII-XI в.в. — уже около 800 г. был основан первый шведский город Бирка на Балтике и начались походы викингов из Центральной Швеции на соседей, заселявших юго-восточное побережье Балтийского моря, берега Финского залива и балтийские земли.

1164 — шведы захватили Финляндию

1350 — магнус Эриксон издает общественный свод законов "Ландслаг".




Царь: ты веришь в колдовство?
Золотистая: я верю в Солнце.
Царь: кто такая De La Crua?
Золотистая: французская княгиня.
Царь: сколько тебе лет?
Золотистая: 25.
Царь: мне 10.
Золотистая: хочешь я расскажу тебе про Францию, откуда и есть родом графиня de la crua.
Царь: хочу.

Золотистая рассказывает про Францию:

Первой королевской династией во Франкском государстве считаются Меровинги (кон. V в. — 751). Названа династия по имени полулегендарного основателя рода — Меровея. Наиболее известный представитель — Хлодвиг I (правил с 481 по 511, с 486 король франков). Последним считается Хильдерик III (правил с 743 по 751, умер в 754). Их столицей с 561 г был Мец.
Верденский договор 843 г., создавший Ф., отделил от территории прежней Галлии всю восточную часть, от устьев Рейна до устьев Роны, составившую узкую полосу между Ф. и Германией, но населённую в значительной мере романским племенем. Здесь скоро образовалось два королевства: Лотарингия на севере и Бургундия на юге (см. табл. II, карту VI), оба надолго соединившиеся с Германией (Священной Римской империей германской нации).

У Франции была ещё область вне Галлии — на юг от Пиренеев. При последних Каролингах Франция начала дробиться на феодальные владения, и при восшествии на престол династии Капетингов (в 987 г.; см. табл. II, карту VI) в королевстве насчитывалось девять главных владений: 1) графство Фландрия, 2) герцогство Нормандия, 3) герцогство Франция, 4) герцогство Бургундия, 5) герцогство Аквитания (Гиень), 6) герцогство Гасконь, 7) графство Тулузское, 8) маркизат Готия и 9) графство Барселонское (Испанская марка). С течением времени дробление пошло ещё дальше; из названных владений выделились новые, из которых наиболее значительными были графства Бретань, Блуа, Анжу, Труа, Невер, Бурбон.   
   Непосредственным владением первых королей из династии Капетингов была узкая территория, тянувшаяся к северу и югу от Парижа и очень медленно расширявшаяся в разные стороны; в течение первых двух веков (987—1180) она увеличилась лишь вдвое. В то же самое время под властью английских королей находилась большая часть тогдашней Франции.
В 1066 г. герцог нормандский Вильгельм завоевал Англию, вследствие чего Нормандия и Англия соединились между собой.
Через столетие после этого (1154) королями Англии и герцогами Нормандии сделались графы Анжуйские (Плантагенеты), и первый же король из этой династии, Генрих II, благодаря браку с наследницей Аквитании, Элеонорой, приобрёл весь юго-запад Ф. (см. табл. II, карту VII). Начало «собиранию» Ф. положил Филипп II Август (1180—1223), который, между прочим, приобрёл Вермандуа, часть Артуа, Нормандии, Бретань, Анжу, Мэн, Турень, Овернь и др. более мелкие земли.
Внук Филиппа II, Людовик Святой (1226—1270), сделал важные приобретения на юге Франции; графы тулузские должны были признать над собой власть короля Ф. и уступить ему значительную часть своих владений, пока прекращение в 1272 г. владетельного тулузского дома не повлекло за собой, при Филиппе III, присоединение к королевским землям и остальной части этих владений.
Филипп IV Красивый (1285—1314) приобрёл в 1312 г. Лион и его область, а браком с Иоанной Наваррской создал основание для будущих притязаний королевского дома на её наследие (Шампань и др.), которое впоследствии (1361), при Иоанне Добром, и было окончательно присоединено. Вступление на престол в 1328 г. династии Валуа было ознаменовано включением в состав королевских владений её наследственного герцогства. В 1349 г. присоединён Дофинэ, за прекращением местной династии. Вообще, успехи королевской власти во Ф. за полтора столетия, протёкшие от вступления на престол Филиппа II Августа (1180) до прекращения династии Капетингов (1328), были весьма значительны: королевские домены сильно расширились (при этом многие земли попали, однако, в руки других членов королевского рода), тогда как владения феодальных сеньоров и английского короля сократились. Но при первом же короле из новой династии началась столетняя война с англичанами, в первом периоде которой французский король, по договору в Бретиньи 1360 г., должен был отказаться в пользу английского от целого ряда земель.


Царь: устал я, тяжело мне науки твои даются, ничего не понимаю я, что ты мне говоришь, но я надеюсь, что ты мне потом как следует растолкуешь все как следует, пойдем с тобой гулять по подземельям Кремля, я покажу тебе свои книги, свои стихи, свои рассказы.
Золотистая: я пойду с тобой, куда захочешь, я люблю тебя царь.
Царь: если бы я мог верить тебе, но я никому не верю, никто не любит меня, бояре меня избивали, их жены смеялись надо мной.
Золотистая: не грусти царь, я всегда буду с тобой,  до скончания веков.
Царь: почему я должен верить тебе, твои викинги убьют меня.
Золотистая: нет не убьют.
Царь: докажи мне, что ты любишь меня.

………………………………….


Акт 15

Влюбленный Царь пишет стих своей возлюбленной Золотистой:

Рыжее солнце
Потомства кельтов
Взошла на трон
И стало заметно
Насколько ярок свет
Оранжевый цвет
Глаза изумруд
Розовых губ
Отливает в сердце
Открывает дверцу.
Садится в корабль
И смотрит вперед.
Кто ее любит -
Тот ее ждет…

А я наглая тварь
Произнес брань
Сказал, не подумал
Как же мне жаль…




Потом взошло солнце,
Да снова оно.
Подумалось снова,
Что суждено.
Оно улыбнулось
И снова ушло
Дождик начался
Не повезло…

«Начался дождь?
Ты все ее ждешь?» -
Голос раздался –
Бросило в дрожь.

Очнулся под утро,
Начался снег.
Вдруг все не серьезно?
Вдруг все это бред?
На глазах слезы,
И катятся вниз.
Ей не понять,
У нее свой каприз.

Скажи, что ты хочешь?
Или не говори.
И вот я опять признаюсь
В своей глупой любви:

Даже если незаметно
Пусть не очень я приветлив.
Буду ждать я и под снегом -
Буду ждать и под дождем
Лишь бы быть к ней еще ближе
Лишь бы с ней побыть вдвоем
Видно,  это мне приятно
Видно, это навсегда
Но не знаю что придумать…
И с идеями облом…
Сердце бьется как-то странно
Отложу я на потом…

Но признаюсь откровенно -
Я не знаю что сказать.
Я люблю тебя и точка -
Вот и все что надо знать.


Золотистая: у вас такой красивый русский язык.
Царь: а у вас такие красивые волосы.
Золотистая: мне страшно, почему мы все время должны сидеть в подземельях Кремля, надо выйти на слободу и закричать во весь голос: аз есмь царь. Вот увидишь народ поддержит тебя.
Царь: я так и сделаю
Золотистая: я буду среди толпы, дабы не нарушать русских традиций

Царь выходит на самый высокий Московский холм, в одной руке у него монарший посох, в другой горн. Он трубит в горн и к нему сбегается весь Московский люд.


Акт 16
Москва:
Самое раннее упоминание будущей столицы России содержится в Ипатьевской летописи. 4 апреля 1147 г. здесь, в небольшом пограничном пункте на рубеже Ростово-Суздальского и Черниговского княжества, состоялась встреча между суздальским князем Юрием Владимировичем Долгоруким и новгород-северским князем Святославом Ольговичем. «Приди ко мне, брате, в Московъ», — с такими словами обратился Юрий к своему союзнику. Скупые строки летописца ничего не говорят о том, что представляла собой Москва в то время — была ли она тогда уже небольшим городком, или была простым сельским поселением? С определённой долей уверенности можно полагать, что к тому времени Москва представляла собой довольно значительную усадьбу. Об этом свидетельствует то, что здесь должны были достаточно долгое время стоять княжеские дружинники, а «обедъ силен», устроенный Юрием Долгоруким своему гостю, был бы невозможен без наличия многочисленных хозяйственных служб. Была ли данная усадьба владением непосредственно самого князя, или же кого-то из его бояр? Дать ответ на этот вопрос позволяет одно наблюдение. В северо-восточной Руси было немало городов, названых именами князей Ярославль, Дмитров, Владимир, Юрьев; между тем, название, под которым впервые фиксируется будущая русская столица, совпадает с названием реки, на которой она находится, а не произошло от какого-либо княжеского имени. Отсюда можно сделать вывод о том, что поселение на Москве-реке не было основано кем-то из князей, а изначально являлось частным владением. Об этом уже свидетельствует и дошедшие до нас в записях XVII в. повести о начале Москвы, рассказывающие о её легендарном первом владельце, боярине Степане Ивановиче Кучке и принадлежавших ему «сёлах красных», лежавших по течению Москвы-реки. Предание рассказывает о том, что однажды князь Юрий Долгорукий отправился из Киева во Владимир к своему сыну Андрею Боголюбскому. По дороге он остановился во владениях боярина, но торжественный приём, который ему оказал Кучка, привёл к печальным последствиям. Для своего времени боярин был очень богатым человеком, гордился своим богатством и знатностью, считая себя равным по положению князю, а по богатству даже превосходившим его. Во время пира боярин завёл с князем разговор о своём состоянии. Он начал хвалиться своими богатствами — сравнивая их размеры с тем, чем владел Юрий. Это очень не понравилось князю. Как говорит предание, Той же Кучка возгордевься зело и не почте великого князя подобающею честию, яко же довлеет великим княземь, но и поносит ему к тому жь. Рассерженный похвальбой боярина, Юрий Долгорукий велел схватить Кучку и убить его. Оставшихся после смерти отца двух малолетних сыновей Кучки Юрий пощадил и отправил к своему сыну Андрею во Владимир.
Так ли это было или по иному, судить по прошествии столетий трудно. Летописи ничего не знают о боярине Кучке, но его сыновья «Кучковичи» — лица исторические. Они служат боярами у сына Юрия Долгорукого — Андрея Боголюбского и упоминаются на страницах летописи под 1174 г.
Имя Кучки осталось не только в легенде, но и в названиях местностей. Ещё в XIV веке один из районов современной столицы между нынешними Лубянской площадью и Сретенскими воротами именовался Кучковым полем. Но самым важным для нас представляется то, что Москва имела и второе название — Кучково. Описывая события того времени, летописец записал Идоша с нимь до Кучкова, рекше до Москвы. Интересно отметить, что то же название «Кучково» — встречается и в одной из Новгородских берестяных грамот, найденной во время археологических раскопок в Новгороде в 1991 г. и относящейся к тому же XII столетию. Таким образом, «сёла красные» боярина Кучки — это историческая реальность.
Занимая чрезвычайно выгодное географическое положение, Москва не могла оставаться простым сельским поселением. Именно через неё шёл важнейший путь из Киева во Владимир и поэтому неудивительно, что уже через несколько лет после первого упоминания здесь возникает крепость. Под 1156 г. Тверская летопись пометила известие: Князь великий Юрий Володимирович заложи град Москву на устниже Неглинны, выше реки Аузы. Начиная с этого года после строительства деревянной крепости на Боровицком холме на левом берегу Москвы-реки, можно говорить о Москве как о городе.
Археологические изыскания дают некоторые представления о размерах Москвы этого периода. Посад спускался с Боровицкого холма на низменный Подол, где в ту пору уже очертились контуры улицы с её городскими дворами. Эта улица тянулась к востоку примерно до того места, где ныне расположена Соборная площадь. По соседству с поселением располагалась небольшая крепость, заложенная Юрием Долгоруким. При строительстве в Кремле, на месте современного Большого Кремлёвского дворца, были обнаружены остатки древнего рва, отделявшего территорию мыса Боровицкого холма. Таким образом, видим, что кремлёвская крепость имела крайне небольшие размеры, располагаясь между речкой Неглинной и зданием современной Оружейной палаты и занимая территорию всего около 1,5 гектар. Само же поселение времён Юрия Долгорукого охватывало территорию примерно в 6 раз большую.
На протяжении первых десятилетий своего существования город становился важной пограничной крепостью на рубежах Северо-Восточной Руси и входил в состав Великого Владимирского княжения. После Юрия Долгорукого Москвой последовательно владели его сыновья Андрей Юрьевич Боголюбский и Всеволод Большое Гнездо.
Что представляла собой Москва в этот период? Для выяснения данного вопроса наибольший интерес представляют летописные известия, относящиеся к 70-м годам XII в. и связанные с описанием княжеских междоусобиц. Под 1175 г. летописец записал: «Москьвляни же, слышавше, оже идеть на не Ярополкь, и взратившися вспять, блюдуче домовь своихь». Под следующим годом составитель летописи упоминает «город весь и сёла». Эти отрывочные свидетельства летописи со всей очевидностью говорят о том, что к тому времени Москва уже являлась достаточно крупным городом, имеющим свою округу с пригородными сёлами, а сами москвичи составляли самостоятельный отряд во владимирской дружине. Руководить им должен был отдельный воевода. Таким образом, видим что уже через несколько десятилетий после своего первого упоминания Москва, является административным центром судя по всему, волости.
Несмотря на то что Москва находилась всего в 200 километрах от столицы Владимирского княжества, наиболее короткая дорога к ней от Владимира возможно была лишь зимой, по льду замёрзшей Клязьмы. В другое время к ней добирались окольным путём, делая весьма значительный крюк к северу — через Ростов и далее на Переславль-Залесский. Прямая дорога была невозможна из за огромных «ещё первобытных» лесов, самым известным из которых являлся Шеренский лес к востоку от Москвы, получивший своё название по притоку реки Клязьмы — реке Шерне. В этих лесных чащах нетрудно было заблудится даже с проводником — в этом плане особенно показателен случай, приводимый летописцем под 1175 г., когда в здешних местах разминулись между собой две княжеские рати — одна вышла из Москвы, а другая из Владимира. Лишь только через три с лишним века, на рубеже XV—XVI столетий эти прежде непроходимые места пересекла проезжая дорога — «Владимирка».
Определённая обособленность Москвы сыграла в истории города двоякую роль. С одной стороны, удалённость Москвы от центра княжества приводила к тому, что именно тут оседала основная масса переселенцев из районов южной Киевской Руси, раздираемой княжескими междоусобицами и набегами половцев. Прибывшее население массами оседало на пустующих землях по стыкам Ростово-Суздальской земли с Новгородской республикой, Смоленским, Черниговским и Рязанским княжествами. И хотя у нас нет прямых летописных указаний на эти демографические процессы — летописца мало интересовала хозяйственная и экономическая жизнь страны, мы всё же имеем уникальную возможность показать, что данные явления носили самый широкий характер. Историки, начиная ещё с В. Н. Татищева, обратили внимание на то, что целый ряд городов и поселений Северо-Восточной Руси носит те же названия что и города Южной Руси. Наиболее показательным в данном случае является пример с «тремя Переяславлями» — южным и двумя северными — Залесским и Рязанским, стоящими на реках с одинаковыми названиями Трубеж. Это объясняется просто — переселенцы называли вновь возведённые города и природные объекты привычными им названиями. Любопытно, что наибольший сгусток этих топонимов приходится именно на территорию современного Подмосковья.

Более точные сведения о том, что Москва являлась центром отдельной волости мы находим в летописях начала XIII века, когда город становится местом сбора для войск Владимирских князей. В 1207 году., собираясь идти походом против черниговских князей, Всеволод Большое гнездо призвал на помощь старшего сына Константина, который вместе с новгородским войском должен был ждать отца в Москве. Сюда же должны были подойти и рязанские князья. Однако они изменили Всеволоду, составив против него заговор. Узнав о действиях рязанцев, владимирский князь вторгся в пределы рязанской земли и разорил её. В 1209 г. рязанские князья в отместку вторглись во владения Всеволода: «Начаста воевати волость Всеволожю великого князя около Москвы» — Здесь наше внимание привлекает термин «волость», который используется для обозначений владений Владимирского князя. Вся территория, находившаяся под власть князя, именовалась его волостью. Но этим же словом можно было, обозначить и отдельную часть княжества. Именно в этом значении и говорится о московской волости Всеволода в известии Лаврентьевской летописи под 1209 г.
Акт 17

Взошед на помост Иван громко закричал: аз есмь царь.
Народ громко ликовал, бояре крестились и терли бороды, дети смеялись и плакали. Шум был неимоверный. И только одна девушка среди толпы ничего не кричала. Она задумчиво смотрела на царя, а царь смотрел на нее. Внезапно царь переменился в лице. он взошел на огромную деревянную бочку и топнул по ней монаршьим посохом. Только сейчас бояре разглядели – какую драгоценность он держал в руках. Это был настоящий царский жезл.
Все замолчали.

Царь начал вести речь:
- доколе мы будем купаться в серебре и злате. Вы что уже ироды  забыли про монголо-татарское иго. Придут они с Востока и покорят нас, если не будем мы делать для земли русской ничего. Хватит бить и унижать друг друга. Лучше будем заниматься ремеслами, как занимались наши деды и прадеды.

Кто-то закричал из толпы – слава царю! – это была Золотистая.

Весь народ кричал ей вслед – слава царю!

Царь рассердился, и еще сильней топнул по бочке, царским жезлом, так что бочка развалилась на доски, а царь спрыгнул на каменный помост и пошел к себе домой. Он шел так быстро и сильно, что никто не осмелился догонять его, лишь девушка с золотыми волосами побежала за ним. Но он не прикоснулся к ней, лишь сказал ей:

- если ты хочешь остаться со мной, оставайся, но коли не хочешь, я тебя не держу
- я люблю тебя царь, почему ты мне не веришь?
- потому что ты не такая как они, жители моей страны, у них русые волосы, а у тебя золотые

- но ведь золото – это признак роскоши – признак успеха – я буду приносить тебе удачу царь.
- ты мне помогаешь, спасибо тебе, пойдем со мной в мои чертоги, мы изменим этот мир вместе с тобой, кто бы ты не была.

Акт 18

Золотистая долго плачет, царь ходит по комнате и задумчиво сморит в окно.

Золотистая: почему ты мне не веришь?
Царь: я не верю никому, к нам приходили люди с Запада мечтая убить нас, к нам приходили люди с Востока и грабили нас, а откуда ты пришла я понятия не имею
Золотистая: я пришла к тебе с Севера, я плыла через океан, шла из Новгорода, только для того чтобы помочь тебе, а взамен мы бы помогли тебе. Война закончилась, это правда, но я знаю, есть вдали земля, и ты приедешь туда, но люди в земле той захотят убить тебя.
Царь: почему я должен верить тебе?
Золотистая: потому что я люблю тебя. Он душил меня, а ты меня спас. Ты помог мне, а я помогу тебе. Разве мы не можем быть вместе? Но почему? Почему?
Царь: церковь запрещает русским царям жениться на иноземках, понимаешь?
Золотистая: но ведь ты сильней церкви, повлияй на нее.
Царь: не сметь говорить так, мерзавка, как ты смеешь мне давать такие советы. Я храню этот мир, но без церкви я не уйду никуда. Я отвезу тебя назад в твою страну, живи в ней, а меня не трогай.

Золотистая плачет еще сильнее, в отчаянии рвет волосы.

Золотистая: о царь, это ты спаси меня и спаси мой народ, мы хотим жить вместе с тобой на Руси. Мы больше не можем жить у себя, наводнения, голод и войны разорили нас, разреши переселиться в твою страну, пока мы совсем не умрем. Мы будем служить твоему закону, мы станем твоей армией, мы поможем тебя. Да я не стану никогда твоей женой, я знаю. Но я хочу мира, понимаешь. И я помогу во славу Господа Бога. И приду сюда и мы пойдем на Восток, вместе с тобой, и накажем тех, кто убивал наши народы, и твой народ тоже. Мы привезем сюда золото, которое они у нас увезли.

0

3

Акт 19

Русь: как ее представлял себе юный царь:

«В год 6370 [ 862 год ]. Изгнали варяг за море, и не дали им дани, и начали сами собой владеть, и не было среди них правды, и встал род на род, и была у них усобица, и стали воевать друг с другом. И сказали себе: „Поищем себе князя, который бы владел нами и судил по праву“. И пошли за море к варягам, к руси. Те варяги назывались русью, как другие называются шведы, а иные норманны и англы, а еще иные готландцы, — вот так и эти. Сказали руси чудь, словене, кривичи и весь: „Земля наша велика и обильна, а порядка в ней нет. Приходите княжить и владеть нами“. И избрались трое братьев со своими родам, и взяли с собой всю русь, и пришли, и сел старший, Рюрик, в Новгороде, а другой, Синеус, — на Белоозере, а третий, Трувор, — в Изборске. И от тех варягов прозвалась Русская земля. Новгородцы же — те люди от варяжского рода, а прежде были словене. Через два же года умерли Синеус и брат его Трувор. И принял всю власть один Рюрик, и стал раздавать мужам своим города — тому Полоцк, этому Ростов, другому Белоозеро. Варяги в этих городах — находники, а коренное население в Новгороде — словене, в Полоцке — кривичи, в Ростове — меря, в Белоозере — весь, в Муроме — мурома, и над теми всеми властвовал Рюрик.»

Акт 20

Русь: как примерно представляем её мы:

Русь — первоначально историческое название земель восточных славян и первого государства Древней Руси.
В историографии дискутируется вопрос о существовании на землях восточных славян более раннего государства, получившего условное название Русский каганат, однако недостаток свидетельств относит Русский каганат к области исторических гипотез.
В середине VIII века по течению Волхова основываются два населенных пункта: Любшанская крепость на месте стоянки финно-угорских племён и, предположительно позже, в нескольких километрах от неё на другом берегу Волхова скандинавское поселение Ладога. В 760-х годах Ладога подвергается нападению, и её население вплоть до 830-х годов стало преимущественно славянским (предположительно кривичи)[3].
В конце 830-х Ладога сгорает и состав ее населения сменяется снова. Теперь в ней четко прослеживается заметное присутствие скандинавской военной элиты (скандинавские мужские воинские захоронения, «молоточки Тора» и т. д.)
В 860-х годах по территории северо-запада России проходит волна войн и пожаров. Сгорают Ладога, Рюриково городище, Любшанская крепость (причем по наконечникам стрел, найденных в ее стенах, осада и взятие Любши проводилось исключительно или преимущественно не-скандинавским населением). После пожаров Любша исчезает навсегда, а население Ладоги становится почти исключительно скандинавским — теперь этот город мало отличается от шведских и датских городов того же периода. [4]

РУСЬ – глазами археологов:
К середине IX века археологи относят возникновении Рюрикова городища, рядом с которым в 930-х годах появились три поселения (кривичи, словене и финно-угры), позднее слившихся в Великий Новгород. Характер поселения в Рюриковом городище позволяет отнести его к военно-административному центру с ярко выраженной скандинавской культурой в ранних слоях, причём не только воинской, но и бытовой (то есть жили семьями). Связь Рюрикова городищa с Ладогой прослеживается по характерным признакам бус, распространённых в обоих поселениях.[5] Некоторые намёки на происхождение пришлого населения в Рюриковом городище даёт анализ гончарной керамики из ранних слоёв, соответствие которой находится на южном побережье Балтики. [6]
Археологические раскопки Киева подтверждают о существовании с VI—VIII веков ряда маленьких обособленных поселений на месте будущей столицы Руси. Градообразующий признак — оборонительные укрепления — заметны с VIII века, хотя датировка времени постройки укреплений остаётся неясной. Археологические следы начинают свидетельствовать о центральной роли города только с X века, и с того же времени определяется заметное присутствие скандинавов [7]
Начиная со 2-й половины IX века Русь покрывается сетью городов (городище в Гнёздово под Смоленском, Сарское городище под Ростовом, Тимерево[8] под Ярославлем), где чётко прослеживается присутствие скандинавской военной элиты. Эти поселения обслуживали торговые потоки с Востоком, в то же время служили центрами колонизации среди не славянских племён. В некоторых городах (Смоленск, Ростов), упомянутых в древнерусских летописях как племенные центры IX века, культурные городские слои старше XI века не обнаружены, хотя отмечены мелкие поселения.
Акт 21

Царь запирается в своем потайном кабинете и пишет:

Почему любовь жестока,
Сердце бьется одиноко

Надрывается, стучит
Та лишь смотрит и молчит
Но понять мне ее душу
Не в жару, так может в стужу

Только хочется ее
Готов отдать ей все свое
Оглянись вокруг на мир
Ты единственный кумир

И еще ты лучик солнца
Что на небесах проснется
И заявит о себе
Подчиняя все во мне
Одному своему слову
Это проще ей простого
Непонятно лишь одно
Почему так суждено
Так уж выпало на долю
Сбросить силу в ее волю
И поверьте так приятно
Обрести  любовь обратно

Акт 22

Царь горько плачет. Он понимает либо он с ней венчается и этим откроет границу полякам. Либо он не венчается и этим убьет сердце красивой девушки.

Почему  я одинок ?
Может я, несущий рок
Горе, беды и печаль
Не несу. Но мне не жаль

Проведенных дней с тобой
Да с тобой - моей мечтой
Сколько бед еще пройти
Чтоб любовь  свою найти

Сколько надо потерять
И чего  еще отдать?
Чтоб найти любовь всей жизни
И понять слова и мысли

Обрести свободу снова
Заключив ее в оковы
И быть сильным
В этой жизни
От бессилия ее

Акт 23

Июнь. Неожиданно Москву охватывает ураган. Он сметает все на своем пути. Но Царь плачет 10 дней и 10 ночей. И не замечает что твориться. Когда он выходит из Кремля, то замечает, что начался сильный дождь. Под ногами грязь и слякоть. А Царь идет со своим посохом прочь из Москвы. Он доходит до Китай-Города, туда где его никто не слышит. Он заходит в дикий лес – в надежде, что его убьют волки или съест медведь. Он заходит в самую далекую чащу и здесь громко кричит: БОЖЕ, ЗА ЧТО? ПОЧЕМУ Я? ПОЧЕМУ Я ДОЛЖЕН УПРАВЛЯТЬ ЭТОЙ СТРАНОЙ?

Возможно это глюки, но с царем происходят непонятные вещи:

Ему кажется, что он научился понимать язык диких зверей.

Навстречу к нему выходит волк, но увидя царя, тот лишь начинает жалобно скулить. Волк боится царя. Но царь не боится волка, он хватает его за шкирку и берет с собой в Кремль.




Акт 24

У русских людей в то время уже были собаки, они бегали по дворам и громко гавкали, завидя приезжих чужестранцев. Но когда люди и собаки видят молодого царя, то шарахаются в стороны. Они не понимают, почему царь такой злой. А царь не хочет говорить им. Ведь это – государственная тайна. Никто не должен знать, что у него в плену содержится предводительница варяг. Ведь русские недоверяют варягам, так как те иногда грабили их. У Царя красные от ярости глаза. В левой руке трехметровый волчище. В правой руке огромный царский посох.

Садовник Кузьма,  посадивший рядом с Кремлем огромный дуб, не верит своим глазам:
Огромная молния поражает дуб на две половины.

Но сердце царя напряжено до такой силы, что он не замечает не раската грома, ни молний, которые уничтожают деревья посаженные вокруг Кремля. Царь велит главному кузнецу: выковать огромную цепь. Кузнец отвечает что для царя он отдаст свою самую лучшую цепь. Царь сажает на цепь волка и ведет его к своему дому, там он приковывает волка.
А на каменной таблице велит начертать:
«ВСЕ ТЕ КТО ОСЛУШАЕТСЯ ЦАРСКОГО УКАЗА  - СМЕРТНАЯ КАЗНЬ»

АКТ 25

Царь пишет  строки, и засыпает:

Я хочу бежать, я хочу порваться по стенам, Которые держат меня внутри, я хочу протянуться И касаться пламени, Где улицы не имеют никакого названия, я хочу чувствовать, солнечный свет на моем лице Видят, что облако пыли исчезает без следа, я хочу взять убежище от дождя яда, Где улицы не имеют никакого названия, Где улицы не имеют никакого названия, Где улицы не имеют никакого названия, Мы все еще строим Тогда сгоревшую дотла любовь, сжигая любовь дотла И когда я иду туда, я иду туда с Вами... (Это - все, что я могу сделать)

Акт 25

Царь идет к Золотистой, та смотрит на него, но ничего не говорит. Великие люди понимают друг друга без слов. Но они не читают мысли, просто у них две одинаковые души. Или у них схожие по строению души.

Золотистая: поет ему древнюю ирландскую песню.

Многие из вас могут послушать ее в исполнении группы U2

Она называется «With or Without you»

Царь плачет.


Акт 26

История Ирландии
Первые люди заселили Ирландию в период мезолита, около 8000 г. до н.э, когда ее климат улучшился после оступления ледников. Постепенно ее жители стали частью кельтской популяции и культуры. Название острова на ирландском языке — Эрин («мир», а позднее «западный остров»). Древние ирландцы жили отдельными племенами-кланами под управлением наследственных вождей, сообща владели землей и занимались почти исключительно скотоводством. Ирландия не была частью Римской империи, но о ней упоминают римские историки (Птолемей, Тацит, Ювенал).
В 432 г. Святой Патрик, уроженец Британии, распространил среди ирландцев христианство. Спокойствие, царившее на острове, благоприятствовало развитию учености среди монашествующих. Уже с VI века Ирландия сделалась центром западной учености, из ее монастырских школ выходили проповедники христианства на материке; главным источником их был монастырь на острове Ионе. Ирландские монахи внесли значительный вклад в сохранение латинской культуры во время раннего средневековья. Ирландия этого периода славилась своими искусствами — иллюстрациями к рукописным книгам (см. Келлская книга), работой по металлу и скульптурой (см. Кельтский крест).
Эта образованность духовенства исчезла, как только викинги стали тревожить своими набегами Ирландию, а вскоре стали основывать поселения на берегах острова (в частности, Дублин). Только в начале XI века ирландцы под предводительством царя Брайана Бору победили викингов. Брайан Бору погиб в решающей битве при Клонтарфе в 1014 году.
В конце XII века часть территории Ирландии покорена англичанами при короле Генрихе II. Английские бароны завладели землями ирландских кланов и ввели английские законы и систему управления. Покоренная область называлась окраиной (the pale) и как по управлению, так и по дальнейшему своему развитию резко отличалась от еще не покоренной, так называемой Дикой Ирландии, в которой англичане постоянно стремились делать новые завоевания.
Акт 27

Царь засыпает от тяжкой усталости, он не спал 14 дней.

Золотистая ложится рядом, она не спала, еще дольше, все долгие дни, пока в Москве лил дождь, и свирепствовал ураган, она молилась своему богу – Ярило – бог Солнца.

Они ложатся вместе и спят. Им кажется, что они попали на небеса, в рай.

На самом деле, по современной науке они попали в кому, но разговариваю друг с другом во сне.
                              Акт 1: Мудрец и глупец. Беседа непонимания даже двух противоположностей может найти компромисс.





Мудрец:        Сказал мудрец: что вы,
               Что ваши чудеса.
               Они пока на свете есть,
               Покуда, милостивы небеса.

Глупец:        Сказал глупец ему в ответ:
               Я тоже жизнь прожил, я знаю
               Что кроме слов своих пустых
               Для жизни более не предначертаю

Мудрец:        О нет, позволь мне возразить,
               Позволь сказать тебе о правде
               Она нужна, пока, увы,
               Пока есть жизнь наша пустая.

Глупец:        Да что ты все о пустоте,
               Все о пустом знаменовании
               Ведь просто жить можно уже,
               Когда родился и все знаешь.

Мудрец:        Знать надо только то
               Что знать необходимо
               Ну а все лишнее как ветер
               Неотвратимо истребимо.

Глупец:        Что ж будет в будущем тогда
               Когда все знать будут ровно столько -
               сколько измерил, дал им Бог
               плюс опытом приобретенным.

Мудрец:        Когда родился я на свет -
               Я знал: "а" и "б", не больше,
               Но я был тоже человек,
               Хотя и маленького роста.

Глупец:        Поверь, пойми -  твой труд напрасен
               Он, как и ты прекрасен,
               Но, к сожалению большому
               Толк его только тебе и ясен.

Мудрец:        Да знаю, верно, это, но
               Ведь можно что-нибудь оставить
               После себя, своих трудов
               Для потомков, их сынов.

               
На сем, беседа завершилась
Они договорились не обо всем,
Но об одном уж точно
Что если что случится
Опять сойдутся,
И дай-то им тогда договориться.

Оставим их,
Что нам до них,
До их противоположных взглядов
Они вернутся к нам,
Когда им будет это надо

Я отошел и посмотрел.
Не только они о жизни спорят
Стояло человека три,
Кидая фразы так богато
Что ж слушайте и вы               
Три разных взгляда.

Они подходят к мудрецу с глупцом
Вливаясь в их беседу.
Пусть скажут нам они о том.
О чем говорить и мы бываем рады.



                 Акт 2: Злодей, Кудесник, Праведник.
Противоположными могут быть не только знания, но и мораль.
Хотя и между злом с добром, можно начертить диагональ.

Злодей:        Все спорите о вечном,
               Что ж спорьте,
               Пусть и бесконечно.
               Но знайте: жизнь не вечна.

               Она лишь тонкий колосок,
               Который оборвать способен,
               Даже самый малый волосок.



Кудесник:      Да как же так, не медля, прекрати
                       Нам распалять несчастья
                       Живые знают что умрут.
                       Но говорить о сем не в нашей власти
               
                       Ибо не все и не всегда
                       Так ждут, как ты заката.

Праведник:   Я лишь могу добавить от себя
                       Нужно не просто знать - надо понять.
                       Почувствовать, принять
                       Попробовать на вкус, на запах ощутить
                       Узреть, услышать жизнь.
                       Влюбить ее в себя.
                       А самому стараться тоже полюбить.

Злодей:             Ты будешь еще плакать и стонать.
(обращаясь к    И умоляя слезно на коленях,
Праведнику)    Просить Бога жизнь забрать.

Праведник:     Нет, что же.
               Так можно лишь сказать, не ощутив
               За жизнь хвататься надо все же.

Кудесник:         Да будет так, уразумей.
(вторя рифме)  И пусть это тебе поможет.

Такое думаю и вам было знакомо
Вы спорили в душе.
И три сии сидели в ней.
И говорили - да все тоже.

Но страх пронзает иногда,
Тяжелее чем природа.

Страх, гордость и мораль
Пришли на смену этим трем.
И всколыхнулась вуаль
И загорелось изнутри.

Я к ним не подходил,
Они напали на меня.
Другие трое начали грозить.
Что я не смог им возразить...

Вот три единые
Три грани одной линии

Влияют и они на нас,
Причем все три за один раз.

Они всё тыкали мне пальцем,
Что я решил остаться.

Страх:          Я не буду тыкать прямо
                И не буду я бараном
                Ты захочешь! - Я приду
                И прогнать то некому.

Гордость:       Ошибаешься малыш
                Себе сейчас ты просто льстишь.
                Да,  ты прилипчив - спору нет,
                В твоей власти целый свет.
                Но прогнать тебя любой
                Может. Когда я с тобой.

Мораль:         Что вы спорите ребята
                Вы ведь вместе целый век.
                Вами вместе постоянно
                Управляет человек.
                Сам захочет -
                Сам прогонит.
                Вас в себя он сам вселит.

                Другое дело - я мораль.
                Я вершина, вертикаль.
                Я написана в мозгу.
                Без меня не одному
                Человеку не прожить.
                Меня кинет - все беда.

Гордость:       Что за бред, за ерунда?
(продолжая)     Да со страхом мы едины
                Да всего лишь мы вселимы.
                Да прогнать и нас возможно.
                Но без нас бывает сложно.
               
                Так что ты и не одна.
                Без которой, всем хана.

Страх:          Спорим - кто из нас главнее?
                Кто умнее? Кто сильнее?
                Человек нас рассуди!

Человек:        Да без вас мне не уйти.
                Но вы разные поймите.

               
                Страх внедряется в инстинкт.
                Движет им, руководит.
                Ты, мораль, - моя управа.
                Управляешь моим нравом.
                Ну а гордость, это принцип.
                Он без лишних амуниций
                Помогает мне общаться,
                Выбирать и не стесняться.

                Не смогу сказать - кто лучший.
                Не скажу - кто из вас круче.
     
                Потому, и будьте вместе
                И без прочей всякой лести,
                Я скажу вам только строго:
                Пусть умолкнет путь, дорога.
                Пусть застынет земли твердь.
                А без вас мне умереть.

...
И от откровенья слов
Они ушли. Я был таков.
Остался каждый на своем посту.
А я уже на каменном мосту
Слышу: стонет кто-то тихо.
Смотрю и вижу - что за лихо?

Идет навстречу лепрекон
А за ним идет и гном

Вместе весело судачат
На мосту сейчас зарыбачат.

Я присел к ним на дорожку
Мы помолвились немножко,
Поболтав о том о сем.
Что же я спросил?  о чем?

Это будет третий акт.
Его представить буду рад.
Да возможно будет дерзко
Но ведь к слову и уместно.

И из чудо-языка
Полилась слов река.

Гном:            Лепрекон, что за удача?
                 Рыба идет, что за раздача?

Лепрекон:        Фортуну на тебя наслал я
                 Ты сильней - лови её.
(человеку)      Ну а ты, ты кто таков.
                         Незнаком, из чудаков?

Человек:         Нет, ребята, я обычный.
                 Но прошел я путь приличный.
                 И устал. Подайте рыбки.
                 Разведу для вас костер.

Гном:                 Ничего себе  хитер?
(продолжая)      Мы тут ловим, ну да ладно.
                           Аплодировать не надо.

Лепрекон:        Ну-ка гном не кипиши.
                 Я знаю, там, в конце реки.
                 Есть огромный старый дуб.
                 На дубу есть большой сруб.
                 Это мы его срубили.
                 Но тащиться не решили.
                 Ну а ты коли большой
                 Донесешь его... Постой.
                 И еще возьми орехов
                 Они тоже не помеха.

Я ушел. Они шептались.
Но вдвоем ловить остались.

Первый молвился второму:
Что за чудак мне незнакомый?
Тот ответил: человек.
Я их видел в прошлый век.

Дотащил я  им их сруб.
Тяжелее он двух труб.
Натаскал еще орехов.
Рыбу съели. Вот утеха.

И тогда сказал мне гном.
Я же верный астроном,
Рассказал о том о сем.

Слово молвил лепрекон:
Я дитя - удача леса.
Там где я - там чудеса.

И потом, поспав немного.
Благословил меня  в дорогу.

До свидания, малые,
Дети удачи и не злые.

Вот же люди, вот живут.
И пустившись в дальний путь.
Я отправился за реку,
За млечные берега.
Там встречалась мне однажды
Одинокая звезда.
Поговорю я с ней, куда же
Она дорогу мне укажет?
Сколь еще смогу пройти
По бесконечному пути?

Звезда ответила сему,
Лишь человеку одному.

Одинокая звезда:     Твой долог путь,
                     Но в нем вся твоя суть.
                     
                     Твоя судьба пространна,
                     Не обессудь.
                     Она, пока туманна
                     Но ты уж как-нибудь.
                     
                     Пройди по ней стопою,
                     Неведомой тропою.
                     С любовью, добротою.
                     А также вместе с тою,

                     Которая будет спутник,
                     Как птица-неразлучник.
                     Останется навек с тобой.
                     Тогда найдешь ты свой покой.

Человек:                  Спасибо за слова.
                                Я верю  в них всегда.
(спрашивая            С чего же я начну?
   у  звезды)             Куда же я пойду?
                                 Ты покажи начало
                                 Дорогушки моей.
Одинокая звезда:    Ты подойди к причалу,
  (продолжая)          Что возле кораблей.
                                 Где кошка прорычала
                                 На диких голубей.
                     
                     Переплыви весь океан           
                     Чрез непогоду, через туман.
                     Пройди сквозь каждый континент.
                     Бери с собой любой контент.
                     Встречайся с разными людьми
                     С иными, прочими зверьми.
                     Борись за лучший идеал.
                     Настрой души своей канал.
                     А также в сказку попади,
                     Но навсегда не уходи.
                     И возле сказочной долины,
                     Среди зеленой той равнины
                     Построй себе огромный дом,
                     И заживи навечно в нем.
                     И однажды выйдя на балкон,
                     Взглянув на чистый небосклон.
                     Увидишь снова там меня.
                     И все расскажешь про себя.
                     Как жил и ехал - ты.
                     Кого ты встретил на пути.
                     Кому смотрел глаза в глаза.
                     И на кого  любви слеза
                     Легла в светлую ночь.
                     Кому еще успел помочь.
                     Ну что же друг, давай же в путь,
                     Попробуй землю обогнуть.

И больше не сказав не слова
Звезда пропала с небосвода
И появилась заря
И понял я, что все не зря
Собрав необходимый свой багаж.
Мной охватил пъянительный кураж.
Став пассажиром корабля.
Дорога дальняя моя
Началась совсем несложно
Я понимал, что все возможно
Тем временем я буду продолжать
И с кем я встретился опять?
Плывя сквозь море-океан,
Писав попутно свой роман
Со мной был странный человек
Не робкого десятка.
О встрече с ним бы рассказать.
Рассмотрим по порядку.

На вид, человеку
Было около полста лет, прошлого веку
Одет, как порядочный пират
И видно опытом богат.

Когда он впервые на меня смотрел
Меня охватила дрожь
Тогда  в ночь на палубе
Сказал мне: давно ждешь?

Я ждал его, чтоб поговорить
Хотел он мне свою историю открыть

Ждал уже четверть часа.
И он пришел. И начались рассказы…

Странный человек:      Готов тебе сказать, мой юный друг
                       Про свой порочный круг.
                       Я путешествую давно,
                       И с самых юных лет.
                        Ищу того, кто откроет миру свет
                       Но пока не нахожу,
                       Может, я не так слежу?
                       
                       Бывало, я встречал пиратов,
                       Торговцев краденым богатых,
                       Морских чудищ, осьминогов,
                       И  даже демонов немного.
   
                       Но светлый ангел на пути
                       Не встретился, не смог его найти.

(сделав паузу,         Мы плыли на фрегате и сели
продолжает)            На рифы той песчаной мели           
                       Что возле острова,
                                     которого
                       Мы всей командой ждали,
                       Когда еды запасы истощаться стали.
                       Не все, к сожалению, дождаться его успели
                       Ведь семеро из нас лишь уцелели.
                       От радости, что мы на суше
                       К тому же, кто-то был контужен
                       Не сразу поняли - куда попали
                       А остров был необитаем.
                       Когда мы это осознали
                       Уж было поздно, мы пропали.
                       И посреди морей
                       Ждали пять лет прохода кораблей                       
                       Мимо забытых гаваней.
 
Остановив свой мрачный монолог,
Сказал он мне, ну что сынок,
Готов ли ты услышать
Про этот остров и пятилетний срок
Еще о том напишут.

Я сказал, конечно, да,
Его слова словно вода
Текли. И что он рассказал -
От первого лица.

Странный человек:  Остров был необитаем
                                       Но не сразу мы узнали
                                       Сперва, мы вышли из воды
                                       Поняв, что кораблю, кранты.
                                       
                                       Поняв, что вся команда
                                       На дне океана
                                       И пятеро лишь человек
                                       Причем все пассажиры
                                       Остались живы.
                                       Но, увы
                                       Многие ранимы.
                                       
                                       Мы помогли друг другу
                                       Чем мы могли помочь
                                        И всю нашу округу,
                                        Окутал густой дождь.
                                         
                                         Пришлось нам и пройти
                                          Вглубь острова того
                                          Уже надежды нет
                                           Навстречу никого
                                         
                                           И мы остановились
                                            И сделали ночлег
                                            Построили из дерева
                                           Себе ноев ковчег
                                               
                                           Хотели уплыть с острова
                                           Но не удалось
                                            Огромный океан
                                            Встал словно в горле кость.

                                            Что нам и оставалось
                                             Исследовать лишь остров
                                             И  сделать для себя
                                              Несколько погостов

                                              Мы разожгли костер
                                              И каждый сколько мог
                                             Рассказывал про жизнь
                                               И найденный урок
                                                   
                                               Наелись мы кокосов,
                                               Тропических плодов,
                                                Бананов, абрикосов,
                                                 Растительных даров.

                                               Присели, посидели
                                                Подумали, что дальше
                                               Понятно, что пропали
                                              И без излишней фальши,

                                               Стали мы дежурить
                                                Возле берегов
                                                Взывая к небесам,
                                                Из сжавшихся оков.

                                                 
На острове, однако
Творились чудеса.
То там, то сям,
Всем нам казались голоса.

Мы начали искать
Причины той напасти.
Как голова кружилась
От нашего несчастья.

И вот однажды мы взошли
На самый верхний холм
И что мы обнаружили?
Тоннель конечно в нем.

Спускаясь по тоннелю
Мы мучились надеждой.
Но он был также пуст,
Как океан безбрежный.

Однако среди нас
Был ученый человек.
И он определил:
Тоннель построен в этот век.

Еще определено было
Что это камера пыток.
Узнать этого хватило,
Не сделав двух попыток.

Отсюда распространялись
Сигналы, голоса
Внушая населению
Здешнего острова.

Сейчас сигнал был слаб
Кончался ведь заряд
Однако все мы знали
Каков мог быть разряд

Сюда шли будущие трупы
И утыкались прям
В сии злые эти трубы
И умирали там

Маяк разгонял еще сильней
И привлекал напастью
Топил он много кораблей
Своей ужасной властью

Смертей людей не счесть
Пропавших кораблей не сосчитать
Кому нужна такая месть
Не смог никто понять

Возможно, это есть дорога в ад
Но только источает смрад
Тоннель, в который мы спустились
И все конец, и тьма – и мы остановились

Боялись сделать шаг
И кости под ногами
Страх, заточив в кулак
Сверкаем лишь глазами

Не сразу стало и понятно
Что есть дорога и обратно
Но поздно и нас озаряет свет
Мы лишь воскликнули – о нет!

Из тьмы из мрака выходит враг
И это вам не просто так
Он внешне ярко-красен
И лик его ужасен

И тьма уже горит огнем
Он демон – его зло при нем

Он мучит нас своим вопросом:
Зачем к нему пришли без спроса,
Зачем нарушили покой
Своей людскою кутерьмой

Была бы вся его планета
Но нет! Зачем-то дали света.
О, люди, где бы были вы
Кто так дарил бы ночью сны

Так знайте я один из тех
Кто дарит вам еще и смех
Но может Бог еще вам даст
Но только он вас и предаст

Он дарит свет, ну а я тьму
Что вам нужнее? Не пойму?!
Я знаю, вы прошли все муки ада
Ко мне ж пришли, теперь вы рады

Теперь излечит грех
Мой злой и адски жуткий смех
И вы забудете все свои раны
Вы от нирваны наркоманы

И ваша кома глаукома
Настолько будет вам знакома
Не сможете меня забыть
Хочу я крови вашей пить

Хочу, чтоб из ваших глаз
Текла слеза и каждый раз

Вы вспоминали вновь меня
И во снах к вам приходил лишь я
                          Мои пропащие дитя

Пусть будет так?
Скажите слово
Пускай пустяк
Что не готовы?

Что заболела голова?
Оковы рабства не для вас?
Свобода – пусто в этом звуке!
Что-то не вижу ваши руки?

Я жажду, где аплодисменты
Мной так поставлены акценты
Вникайте в эти фразы
Я демон, ну а вы заразы
Из грязи слеплены -  вы - мрази
Вам не помогут ваши мази
Снять головную боль -  Вы – ноль
И мой нарушили покой.
На сем свой страшный монолог
Остановил. И срок истек.
И мрак окутал снова нас
Без фонарей. Мерцанье наших глаз
Нарушил страшный грохот
Я думал как же плохо
Мне сейчас, а раньше было хорошо
И вспомнил то, что я еще
Был капитаном корабля
Представил: вновь я у руля
Нахожусь и снова отдаю приказы
Кидая фразы, раз за разом
Я вспомнил вдруг про свой каприз
Как слева вдруг,  откуда ни возьмись
Увидел волны я вдали
И словно как, из-под земли
Вернее из морских глубин
Явился страшный исполин
Точнее страшный осьминог
Пять пар щупалец,
а в голове огромный рог
Я думал мне конец
Однако жив и значит смог
Тогда спастись
Теперь терпеньем запасись
Взглянул: куда же делся демон
Исчез и более не стал заметен
Быть может дан
Был глючный сон
Ведь существует ли
На самом деле демон

Но это, увы, не обман
Записку он оставил нам:
Друзья, попали вы в мой лабиринт
Кто выберется тот победит
Того сам Бог наградит
А кто не сможет – обретет покой
За этим гнались вы в мир мой
Ну что ж дерзайте вот пять дорог
Пускайтесь в путь, кто не продрог
От ужаса. От пота кто промок.
Передо мной. И впереди могилы
Черпайте там вы свои силы
Даю вам ровно сутки
Без остановки.
У вас нет прав на промежутки.
Я не буду говорить
Кто и как не смог прожить
И попал в ловушки зла
Там где злобный Сатана
Из четверых сделал скелеты
Но я остался жить на свете
Пожалел, должно быть, Бог
Дан был суд и дан урок
Разомкнул оковы снова
Я вдохновился божьим словом
Счастлив стал, но одинок
Вот теперь несу свой рок
Но и кару я понес
Как безродный старый пес
Скитаюсь век по океану
И залечиваю рану
И молитвой за грехи
Хоть дела и не плохи
Мой юный друг мне помоги
Почему лишь только я
Из лабиринта выбрался
Почему же не они
Ничего не говори
Мне не надо отвечать
Бог лишь сможет мне сказать
Ну а ты иди-ка спать
Впереди вся твоя жизнь
На ошибках проучись
Ты познаешь этот мир
Как и я, о,  мой кумир.

Он ушел. А завтра утром
Я узнал о том, что умер
Этот странный человек
Бог забрал его навек.
Кто, скажите, мне ответит
Для чего живем на свете
Я задался сим вопросом
И не заметил как матросы
Закричали что земля
Финиш плавания
Я попал на райский остров
Дивный край – страна вопросов
Без которых так не просто
Жить. Скажите, подскажите
Но учтите не просите
Получить глупых ответов
Да кого-то встретил где-то
Да болтали, говорили
Обсудили и забыли
Кого же встретил я в раю
Об этом лучше я спою
Хотя и нет, петь не умею
Скажу как есть, ну  как сумею.

Последние строки они говорят вместе слитно. Во сне они понимают, что спасти их может только любовь друг к другу.

Умершему сегодня Геннадию Бачинскому посвящается этот акт. Спасибо вам Геннадий Бачинский, вы были тем странным человеком. 6 лет я просыпался под радио Maximum, на котором вы дослужились до генерального продюсера. Мы встретимся с вами в раю, но сейчас я  должен найти свою любовь. Ведь у меня ее никогда не было, никто не любил меня, так как были влюблены друг в друга юный Иван Грозный и дочь Ярило.

0

4

как всегда - клёво! :)) стиль, прикольность.

0

5

Акт 28

Они просыпаются от страшного грохота, это приехала De La Crua, вместе с командой рыцарей. Холоп вбегает в покои царя и будит его. «Царь – измена». Громко кричит он. Холоп даже не замечает Золотистую. Золотистая плачет. Царь говорит, подожди меня на улице. Холоп уходит из царских покоев и ждет у стен Кремля.

Царь: ты в курсе, что за измена?
Золотитстая плачет.
Царь: почему ты плачешь?
Золотистая: это орки, они нападают на ваши границы, и убивают русских.

Царь поспешно одевается и выходит к рыцарям, монарший посох он прячет в стенах Кремля. Теперь он выходит без него. Золотистая следует за ним.

Графиня De La Crua, и команда рыцарей окружают царя. Они достают мечи из ножен и хотят убить царя. Золотистая стоит рядом и смотрит на царя.

Царь в смятении.

Графиня De La Crua, говорит – опустить мечи. И мечи опускаются. Только один рыцарь, не опускает. Он тихонько подкрадывается сзади к Царю.
Царь понимает, что его хотят убить. Спасти его может только чудо.
Он говорит на волчьем языке: «смерть». И его верный волк срывается с цепи и набрасывается на рыцаря. Волк раздирает лицо Рыцарю. Волк убивает рыцаря, перекусив ему горло. Графиня De La Crua в шоке, она падает в обморок. Рыцари от страха падают с лошадей. Царь говорит волку – «спасибо», и волк остается рядом с царем. Золотистая не боится волка. Она подходит к волку и гладит его рукой. Только сейчас к царю подбегает холоп. Царь говорит холопу – вели кузнецу, чтобы тот заковал рыцарей, на цепи, а мечи их перековал на орала. Графине De La Crua он делает искусственное дыхание, возвращая её к жизни. Он берет её за руку, и ведет в свой дом.

Золотистая идет рядом с ними, волк прыгает на Золотистую и лижет ей лицо.
Золотистая гладит волка по голове, когда то у нее в её земле, отец подарил ей волка, но злой брат отравил волка. Теперь царь дарит ей нового волка. Этот волк еще пуще прежнего. З метра ростом был тот волк.













Акт 29

Рыцари:

Ры́царь. Первое известное упоминание этого слова в источниках датируется 983 годом в персидском анониме, автор которого ссылаясь на сочинения VIII века, описывает «страну Рус», где указывает, что «одна часть их рыцарство», что эти «рыцари всегда носят броню». В исходной фонетике слова «рыцарство» и «рыцарь» звучали, видимо, как «рутцарство» и «рутцарь». Во всяком случае, именно так - словом «рутцарии», епископ Мезенбургский Дитмар, живший задолго до первого появления в старонемецкой литературе слова «riter», обозначал наемников, отправлявшихся на заработки в государство Русь. Как литературное выражение в латинском написании слово "рутцарь" («riter») впервые зафиксировано под 1060 годом. Наряду с "heriman", "degan", "kempfo", "wigant" оно стало использоваться в старонемецкой письменности исключительно для перевода латинского miles (солдат). В 1120 году (спустя 23 года после первого крестового похода) впервые появляется производное «ritterschaft» ("рыцарство"), а к середине XII века в старонемецкой литературе отмечены первые попытки возвышенно-образного применения слова «riter», которое через несколько десятилетий превращается в почетный воинский титул, лестный даже для королей (исследования филолога Bumke). Исходя из этих данных историк Johanna Maria van Winter указывает, что немецкая военная аристократия захотели быть рыцарством уже после того как появилась обширная рыцарская литература. Другими словами, миннезингеры (трубадуры) использовали для своих романов и баллад фольклорный материал предшествующего периода балтийской духовно-воинской культуры. Очевидно, речь идет об эпосе "рутцариев" - русов (ругов, ран), живших, как известно, на южном побережье Балтийского моря и острове Рюген. Но в связи с полным уничтожением славянской цивилизации на севере современной Германии в исторической науке постепенно формируется представление, что рыцарство как сословие возникло у франков в связи с переходом в VIII веке от народного пешего войска к конному войску вассалов. Подвергшись воздействию церкви и поэзии, оно выработало нравственный и эстетический идеал воина, а в эпоху Крестовых походов, под влиянием возникших тогда духовно-рыцарских орденов, замкнулось в наследственную аристократию, сознававшую себя международным военным орденом. Усиление государственной власти, перевес пехоты над конницей, изобретение огнестрельного оружия, создание постоянного войска превратили феодальное рыцарство, к концу средних веков, в политическое сословие нетитулованной знати.

Рыцари на марше
(фрагмент алтаря собора Св. Бавона в Генте, расписанного Яном ван Эйком, до 1426—1432)

Акт 30

Волк:

Размеры и общий вес волков подвержены сильной географической изменчивости; замечено, что они меняются пропорциально в зависимости от окружающего климата и в полном соответствии с правилом Бергмана (чем более холодный климат, тем крупнее животное). В общем случае высота животных в холке колеблется в пределах 60-85 см, длина 105—160 см, а вес 32-62 кг, что делает обыкновенного волка самым крупным млекопитающим в семействе.[1] В редких случаях в северной части Северной Америки отдельные экземпляры могут весить более 77 кг,[2] а самое крупное животное было зарегистрировано в 1939 г на Аляске: его вес составлял около 80 кг.[3] Самым маленьким подвидом следует считать арабского волка (C.l. arabs), самки которого в зрелом возрасте могут весить всего 10 кг. В пределах одной популяции самцы всегда крупнее самок примерно на 20 %, и с более лобастой головой.[4]
По общему виду волк напоминает крупную остроухую собаку. Ноги высокие, сильные; лапа крупнее и более вытянута, нежели собачья, длина следа порядка 15 см, ширина 7 см, средние два пальца вынесены вперёд, что позволяет отличать следы волка от собачьих. Голова широколобая, морда относительно широкая, сильно вытянута и по бокам обрамлена «бакенбардами». Массивная морда волка хорошо выделяет его от шакала и койота, у которых она более узкая и острая. К тому же она очень выразительна: ученые различают более 10 мимических выражений: гнев, злоба, покорность, ласка, веселье, настороженность, угроза, спокойствие, страх.[5]
Строение зубов волка — важная характеристика, определяющая образ жизни этого хищника. На верхней челюсти имеются 6 резцов, 2 клыка, 8 премоляров и 4 моляра. Нижняя челюсть содержит на 2 моляра больше.[6] Четвёртые верхние премоляры и первые нижние моляры составляют плотоядные зубы, которые выполняют главную роль при разделе дичи. Важную роль также играют клыки, которыми хищник удерживает и тащит жертву. Зубы волка способны выдерживать нагрузку до 10 паскалей и являются как его главным оружием, так и средством защиты.[3] Их потеря для волка губительна и ведёт к голоду и потере дееспособности.
Хвост довольно длинный, толстый и, в отличие от собачьего, всегда опущен вниз; охотники называют его «поленом». Xвост является выразительным «языком» волка. По его положению и движению можно судить о настроении волка, если он спокоен или он боится, его положение в стае.
Мех у волков густой, довольно длинный и состоит из двух слоёв, из-за чего иногда животное выглядит крупнее, чем оно есть на самом деле. Первый слой шерсти состоит из жёстких остевых волос, которые отталкивают воду и грязь. Второй слой, называемый подшёрстком, включает в себя водонепроницаемый пух, согревающий животное. Поздней весной или ранним летом пух комочками отслаивается от тела (линька), при этом животные трутся об камни или ветки деревьев ради облегчения этого процесса.

Между подвидами волка имеются значительные различия в окраске, часто в соответствии с окружающей средой. Лесные волки — серо—бурые. Тундровые — светлые, почти белые. Пустынные — серовато—рыжеватые. В высокогорьях Центральной Азии у волков окраска ярко—охристая. Помимо этого встречаются чисто белые, рыжие или почти чёрные особи. У волчат окраска однотонная, тёмная и с возрастом светлеет, а голубая радужная оболочка глаз через 8-16 недель жизни обычно становится золотисто-жёлтой либо оранжевой.[7] В редких случаях глаза у волков остаются голубыми на всю жизнь.[8] В пределах одной популяции окрас шерсти также может различаться у отдельных особей, или иметь смешанные оттенки. Различия относятся только к наружному слою шерсти — подшёрсток всегда серый. Часто полагают, что цвет шерсти призван слить животного с окружающей средой, то есть выполняет роль камуфляжа; однако это не совсем так: некоторые учёные указывают на то, что смешанные цвета усиливают индивидуальность конкретной особи, наподобие того как тушь и помада меняют людей.[9]




Акт 31.
Золотистая начинает тосковать по своей Родине. Она вспоминает, как падает снег в её Гренландии, и задумавшись пишет стихотворение:

Так хорошо ведь жить зимою,
Так хорошо же жить зимой.

Идешь ты медленно дорогой,
А лед искрится под тобой.

И даже когда мглой мятежной,
Что аж в ушах свербит.
Возможно, что свербит та нежно,
Возможно что-то говорит.

Акт 32

Царь видит тоску Золотистой и понимает, что нужно поехать в далекий край викингов. Встретиться с отцом Ярило и заручится его поддержкой. Но мысли его далеки от политики. Он все время думает о любви. Что такое любовь? Что это?

Ему мерещатся красивые глаза Золотистой и он пишет стих:

В этих глазах заключалась красота,
В силе твоего взгляда.
Эти глаза не забыть мне никогда.
Да и забывать - надо?

Я не знаю почему?
Люблю тебя. Я не пойму.
Думал со временем растает.
Но не ушло, не исчезает.

И уж не прожить ни дня,
Чтоб не вспомнить про тебя.

Может это есть любовь.
Только будоражит кровь.

Мысль, что существуешь ты.
О тебе мои мечты.

Просто я люблю тебя.
Жизнь отдал бы за тебя.

Описать красивых глаз
Твоих. Не хватит фраз.

Самых лучших глаз на свете.
Хочу увидеть в глазах этих

Счастье, радость и успех.
Да, красивее ты всех.

Я люблю тебя. Еще раз,
Повторюсь. Люблю твой голос.

Словно музыка он льется.
Озаряет словно солнце.

Я скажу тебе, еще,
Я люблю тебя, и все...

Акт 33

Царь поручает холопу управлять страной, пока он не вернется из поездки в страну викингов. Холоп отговаривает царя. «Они убьют тебя царь» - говорит он. Царь толкает холопа по плечу. Холоп повинуется. «А что делать с графиней De La Crua? – спрашивает холоп у царя. Царь ничего не отвечает и уходит.

Царь садится на белого коня.
Золотистая на огненного.
Они поспешно уезжают из Москвы.

Они не смотрят по сторонам, весь их взор устремлен только вперед.
Они не замечают, как за ними по пятам гонится их верный волк.

Акт 34

Гренландия:
Впервые остров был обнаружен исландским моряком Гунбьёрном около 875 г. (на берег не сходил). В 982 г. исландец норвежского происхождения Эйрик Рауда (Рыжий) произвёл первое обследование острова и назвал его Гренландией. В 983 г. на юге Гренландии были основаны норманские (исландские) колонии, просуществовавшие до XV века. В XI веке население Гренландии, в том числе и коренное — эскимосы, приняло христианство (в 1126 г. в Гренландии основано первое епископство). С 1262 г. до начала XVIII века Гренландия фактически принадлежала Норвегии.

Акт 36

3 дня и 3 ночи – они скачут по русской земле. Наконец они доезжают до Новгорода.
Но слухи  о приезде молодого царя доносятся до Новгорода еще быстрее.
Царь и Золотистая на конях въезжают на центральную Великую Новогородскую площадь.
У царя складывается ощущение, что в Новгороде – Золотистую знают еще лучше, чем самого царя. Поэтому царь повинуется Золотистой.
А Золотистая вьезжает на коне на главную арену Великого Новгорода и громко кричит.
Золотистая: царь родился вместе со мной!
Новогородский люд: у-ра
Золотистая: царь любит меня! Царь любит русский народ. Царь и Я отправляются в землю викингов. Оттуда приедут великие воины, на великих кораблях, и мы накажем всех, кто грабил и унижал наши города!
Новгородский люд ликует. Для царя и Золотистой накрывают лучшие новгородские столы. Охотники ловят в лесу медведя и режут его на мясо. Царь ест много и долго, он не ел 10 дней. Пока он ест, Золотистая отлучается от царя. Царь замечает, что Золотистая отлучилась от него. Впервые Царь начинает ревновать. Он бросает еду и тайно выходит с пира. Он ходит по Новгороду в поисках своей возлюбленной. Он находит её у Новгородского леса. Царь хватает Золотистую за руку, в ее руке он видит нож. Золотистая подносит нож к своему горлу. Но рука Царя сильнее руки Золотистой. Он хватает Золотистую за руку, нож из ее руки режет царю руку до крови. Золотистая бросается к Царю. Она опять начинает говорить что-то на собачьем языке. Царь истекает кровью. Золотистая бежит назад в город, в поисках лекаря.

Из леса выходит верный волк Царя, волк лижет Царю рану, пока тот не приходит в сознание.

Лекарь подходит к Царю  и перевязывает ему рану листами дикого подорожника.


Акт 39

Тяжкий разговор между Золотистой и Царем:
- почему ты хотела убить себя?
- потому что ты не любишь меня
- но ведь, я люблю тебя
- тебе это только кажется
- ты понимаешь, что из-за тебя я чуть не умер
- зачем ты спас меня опять, ты не видишь, я хочу умереть
- но почему ты хочешь умереть?

Золотистая злобно смотрит на царя, царь начинает её бояться.
- я оставила тебе шрам на руке, чтобы ты всегда помнил, что мы викинги, великий народ
- я все равно буду любить тебя
- ты прошел испытание ножом
- ты возьмешь меня в свою страну?
- да, царь
- ты лгала мне, ведь ты не любишь меня, ты только претворялась, что любишь
- да, я не люблю тебя, я люблю другого, его зовут Эрик Рыжий, и он ждет меня, там в моей стране, я использовала тебя как половую тряпку, но ведь ты простишь меня?
- я прощу тебя, если твоя армия поможет мне
- в этом не сомневайся

Акт 41

Тем временем в Москве холоп тайно венчается
С графиней De La Crua

Акт 42

В задумчивости царь пишет:

Он ушел из мира теней,
Он ушел. И шел за ней

За этой музой, той что была
Когда-то и  не умерла.

Он остался перед выбором. Перед ним Смерть.
Он сказал ей - ты дрянь, я не хочу умереть.

Она ответила: придется.
И ушла,  когда-нибудь вернется.

И пришла к нему Жизнь,
И сказала живи.

Во имя чего?
Быть может Любви.

Впились мне в голову Жизни уроки
И ее сильная рука, дергающая эти строки.

Акт 43
Современные исторические хроники:

Детство Ивана Грозного.

После смерти отца 3-летний Иван остался на попечении матери, умершей в 1538 году, когда ему было 8 лет. Иван рос в обстановке дворцовых переворотов, борьбы за власть враждующих между собой боярских родов Шуйских и Бельских. Убийства, интриги и насилия, окружавшие его, способствовали развитию в нем подозрительности, мстительности и жестокости. Склонность мучить живые существа проявлялась у Ивана уже в детстве, и приближенные одобряли ее. Одним из сильных впечатлений царя в юности были "великий пожар" и Московское восстание 1547 года. После убийства одного из Глинских, родственника царя, бунтовщики явились в село Воробьево, где укрылся великий князь, и потребовали выдачи остальных Глинских. С большим трудом удалось уговорить толпу разойтись, убеждая ее, что их в Воробьеве нет. Едва опасность миновала, будущий царь приказал арестовать главных заговорщиков и казнить их.

0

6

нифига ссебе  а продолжение бедет ))))))))))

0


Вы здесь » Придумываем, обсуждаем и заказываем будущее » Разговоры на свободные темы » Господа энтузиасты. Эта книга про вас.